Полная версия сайта

Лесли Карон: Француженка из Голливуда

Вряд ли они догадываются, что эта дама когда-то дружила с Натали Вуд и чуть не вышла замуж за Уоррена Битти...

Был огромный репортаж в Paris Match, не читали? Даверн представил записи переговоров на борту. Если специалисты установят подлинность пленок, получится — Натали Вуд не споткнулась. Толкнул ее муж Роберт Вагнер, а когда капитан хотел помочь актрисе выбраться, остановил его: «Оставь, это послужит ей уроком». Даверн считает, что Вагнер не хотел ее убивать, это вышло случайно. Вагнеру сейчас за восемьдесят, и ситуация складывается против него. Следователи склоняются к формулировке «убийство по неосторожности».

— Не понимаю. Он всегда ее так любил…

Надеюсь, следствие разберется в этой загадочной истории спустя столько лет. Впрочем, ее сестра Лана Вуд никогда не верила официальной версии.

— Как складывалась ваша жизнь после Голливуда?

— Тяжело. Моя мать покончила с собой в 67 лет. Я долгое время жила одна в Лондоне, у меня были романы, порой с совсем молодыми людьми. Спасаясь от одиночества, я регулярно устраивала у себя в доме светские вечеринки, которые посещали сливки общества из Голливуда, оказавшиеся проездом в Европе, — Джон Хьюстон, Роман Поланский со своей женой Шэрон Тейт, Катрин Денев, Монтгомери Клифт. Так из голливудской француженки я превратилась в светскую англичанку тридцати семи лет. А потом вышла замуж за режиссера Майкла Сарна. Мы сыграли свадьбу, и он решил, что для его карьеры, да и моей тоже, неплохо было бы вернуться в Голливуд.

Такая вот ирония судьбы.

Я продала свой лондонский особняк в Монпелье-сквер, и мы улетели.

Оказавшись в Беверли-Хиллз, мы начали присматривать себе дом, и Майкл тотчас же обратил мое внимание на симпатичную виллу, возвышающуюся над каньоном Бенедикт по адресу 10050, Сиело-драйв. Дом когда-то принадлежал Терри Мелчеру, сыну кинозвезды Дорис Дэй. Поехали смотреть. По извилистой лесной тропинке поднялись к особняку и неожиданно прямо у ворот столкнулись с нашим другом Романом Поланским. Роман смущенно улыбался: «Вы уж простите меня, друзья, но получается, что я вас опередил. Мы с Шэрон въехали сюда вчера». Ну что ж, жалко, но ничего не поделаешь.

Спустились обратно по той же пустынной лесной тропинке не солоно хлебавши. Вскоре нам подвернулся неплохой вариант в Чеви-Чейз-драйв, на нем и остановились.

А 9 августа 1969 года вся Америка ужаснулась от подробностей кровавой бойни, которую устроила банда Чарльза Мэнсона в доме Романа Поланского. Все ее знают, не хочу повторять. Там была вечеринка, и эти нелюди всех зарезали. И Шэрон Тейт, жену Романа, тоже. Она была на девятом месяце. В том самом доме в конце лесной тропинки, который мы с мужем чуть не купили. Я до сих пор не могу забыть эту виноватую улыбку Романа, его слова: «Ребята, я вас опередил». Аж мурашки по коже…

— Страшным оказалось второе возвращение в Голливуд… Вы смогли восстановить прошлые связи, вернуть себе имя?

— Думаю, что нет.

Мой побег в самом расцвете карьеры имел свои негативные последствия. И потом я невольно оказалась в довольно трудном положении. На родине, во Франции, меня воспринимали как американскую актрису, работающую в жанре музыкально-танцевальной комедии. Да и имя мое звучало чуждо, на английский манер. В каких бы серьезных фильмах я ни снималась в Европе, публика пребывала в недоумении и все ждала, что вот еще пара слов — и Лесли Карон начнет выделывать коленца. В Голливуде же я всегда была иностранкой, экзотической штучкой, «пикантной француженкой», то есть по сути — тоже чужой.

Да и потом, в нашей профессии время редко работает на актрису. В этом мире правит вечная диктатура юности.

Смешная история приключилась у нас с Федерико Феллини. Где-то в 1975 году его ассистент пригласил меня в Рим на кинопробы, где великий маэстро работал над картиной «Казанова» Феллини. Но едва я вошла в его кабинет, как он покраснел до ушей: «Боже мой, я так перед вами виноват, простите, простите! Я ведь редко хожу в кино, многое не помню. А вас видел в фильме «Лили» и мечтал пригласить в свой фильм. Но…» «…не подумали, что прошло уже 25 лет и я изменилась. Слегка», — помогла закончить Феллини нелегкое признание. Он облегченно вздохнул и кивнул. Мы оба рассмеялись. Бывает.

Так что оказалась я в тупике. Конечно, продолжала сниматься, мне повезло поработать с англичанами Кеном Расселом и Джеймсом Айвори, французами Франсуа Трюффо и Луи Малем, поляком Кшиштофом Занусси… Но что-то бесповоротно сломалось.

Моим утешением стали возня в саду, благоустройство дома, коллекционирование старых машин.

Мой дом окружало огромное поле, заросшее дикими травами, куда я никогда не ходила. Где-то посередине пролегала невидимая граница с моим соседом… Энтони Куинном. И я знала, что и он не забредал далеко. И вот как-то раз ранним утром я услышала осторожные шаги, хруст сухих веток. Удивилась: не Энтони ли пожаловал ко мне на чай по-соседски? Выбежала на веранду и обомлела! К входной двери подошел высокий и стройный олень с почти метровыми рогами. Тут, в Бель-Эйр, увидеть подобное было настоящим чудом! Мы оба стояли и смотрели друг на друга с удивлением, потом олень развернулся и умчался в поле, растаяв в ранней дымке. Такое вот волшебное явление. Не знаю, может, это был некий добрый знак?

— Как сейчас складывается ваша жизнь?

— Я часто задаю себе вопрос, вспоминая яркие эпизоды своей жизни: счастливый ли я человек?

Думаю, ответ таков: счастье мое никогда не было продолжительным. Были счастливые моменты, были ярчайшие встречи с великими людьми. Но время неумолимо. Я теперь женщина в глубоком возрасте, живущая с любимым псом, вернувшаяся на круги своя, в родной Париж, и иногда выступающая в театре. Конечно, мне одиноко. Поэтому хочу продать эту большую пустую квартиру и уехать в Лондон, туда, где мои дети и внуки.

А прошлое… порой оно кажется мне прекрасным сном.

Париж

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или