Полная версия сайта

Марианна Ростоцкая: «О списке Андрея ходили легенды»

«Помню чей-то шершавый свитер, в который уткнулась лицом, а над ухом глухой голос: «У тебя дочка…»

Как в кино.

Только близкие друзья знают, как Андрей боялся высоты. Он делал трюки, преодолевая страх. Даже снег с крыши на даче сбрасывал со страховкой. Он в этом смысле большой профессионал, зря рисковать не будет. Как это произошло? Есть фотография, где Андрей стоит на самом верху водопада. А вот как он упал, никто не видел…

После гибели Андрея у водопада поставили табличку с предупреждением об опасности. Это место стало необыкновенно популярным. Туда даже водят экскурсии. И новобрачные ездят на водопад, привязывают яркие ленточки на деревья. Как странно, правда? Видимо, легенда о том, что он потянулся за цветком и упал в пропасть, кажется очень романтичной… Удивительно, но отца и сына и после смерти преследовали поклонницы.

Когда Станислава Иосифовича хоронили, на поминках к Нине Евгеньевне подошла какая-то актриса и сказала: «Ниночка, ты все равно для него была на первом месте!» Зачем? Ее это тогда очень резануло. А на похоронах Андрея я заметила стоящую поодаль одинокую фигуру женщины с ног до головы в черном: юбка до пят и густая вуаль. Она производила странное впечатление: не вдова даже, а словно сама смерть пришла поздороваться с Андреем. Потом я ее увидела на поминках в Доме кино. Я спросила у друга Андрея: «Кто это?», он ответил: «Да актриса, которую Андрей снимал в последнем фильме. Она всерьез решила, что у них с Андреем любовь. Представляешь, залезла к нему в гроб, мы еле ее оттуда вытащили...» Говорят, есть драматургия жизни и драматургия смерти. Финал придает смысл всей истории...

Не знаю, как я пережила его смерть. Все сразу же стало другим. И я стала другой, прежняя осталась в прошлом, вместе с Андреем. Я запретила всем называть меня Машей. Это было его имя, оно тоже осталось в прошлом…

Держалась я только благодаря тому, что знала: есть человек, которому еще хуже, чем мне. Я до сих пор дословно помню наш телефонный разговор, который состоялся с Ниной Евгеньевной накануне гибели Андрея: «К вам приехать?» — «Не надо. Вот сегодня я уже стала человеком. Наконец-то вздохнула. Все нормально». Прошло всего девять месяцев, как умер Станислав Иосифович. До новой трагедии оставалось всего несколько дней.

Насколько она была счастливой в начале своей жизни, настолько несчастной оказалась в конце.

Потерять одного за другим своих любимых мужчин… Я стала опорой Нины Евгеньевны, ее семьей. И пока она была жива, ни о какой личной жизни и не думала. Она мне говорила: «Тебе надо выйти замуж…» Но я понимала, что тем самым заставлю ее сильно страдать. В сердце матери сын был незаменим.

…Во сне я часто вижу этот водопад, хотя никогда там не была. Однако судьба распорядилась так, что на следующий год после гибели Андрея на Пасху я полетела в Камбоджу. И нас повезли на водопад, который назывался «Девичий». Я подошла к краю и долго смотрела, как с шумом и брызгами вода несется вниз на камни. А потом заплакала. Первый раз после смерти Андрея...

Записала Ирина Зайчик

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или