Полная версия сайта

Людмила Дороднова: «К Пугачевой пришла с бутылкой»

«Филипп на меня уже как на мать смотрит. Вообще-то они все мои дети: и Алла, и Филипп, и Кристина...»

Потом узнали Пугачеву, чуть в столб не въехали. Алла даже пошутила: «Люсь, мы с тобой таким способом даже больше денег заработали бы, чем пением». А Женя Болдин, оказывается, крался по другой стороне улицы, следил за нами, как телохранитель. Мы юркнули от него в какую-то подворотню. «Знаешь, — говорит Алла, — мне всегда хотелось посмотреть, как люди живут. Давай зайдем в подъезд и залезем на чердак». Залезли... Потом погуляли по крыше, а когда спускались, Алла на стенке девятого этажа оставила автограф: «Здесь была Алла Пугачева». И сказала: «Мы потом как-нибудь придем и проверим, осталась надпись или нет». Но так и не проверили…

— Алла Борисовна привередлива в еде?

— Да нет. Селедочка, колбаска, сосиски, котлетки, винегрет, пюре, макароны, кислая капустка, сало…

Обычная еда. Единственное, любит, чтобы покрасивее было подано. Она и сама готовит очень вкусно. Однажды смотрю — жарит свежие огурцы. Я так удивилась — при мне никто в жизни огурцы не жарил. Потом сама попробовала — и правда вкусно. Ей нравится, как я готовлю, правда, иногда ворчит: «Ты собачкам лучше готовишь, чем мне».

Когда я только пришла, Алла была худенькая. Потом стала поправляться. Помню, как Алла сидела на диете. Сама мне диктовала, что ей готовить, например отварное мясо или отварную курицу, вместо картошки — рис. А то на одном кефире весь день сидит. Я даже в специальную тетрадку каждый день записывала ее вес. Шестьдесят пять килограммов, через несколько дней — шестьдесят три, потом пятьдесят девять…

Ей очень трудно соблюдать режим, ведь если идут съемки, то потом она сутки сидит в монтажной.

Раньше была одна семья... Мы жили на Истре, а потом Алла стала все чаще оставаться в Москве. С Владимиром Пресняковым, его сыном Никитой и Покемоном. Истра, 2002 г.

Ну какой тут режим? Хоть бы выспаться!

— На Тверской Пугачеву одолевали сумасшедшие поклонницы. Вам приходилось с ними бороться?

— Девки были, конечно, оторвы! И поддавали будь здоров. Пели и курили, сидя у подъезда. Вечно после себя свинарник оставляли. Нажрутся и спать улягутся прямо в подъезде. Эти девки, конечно, во всем подражали Алле — делали такие же прически, одевались так же. Конечно, они Алле действовали на нервы. Она только выйдет из дома — визжат, фотографируют, кидаются за автографами. Не давали спокойно до машины дойти.

Я с ними старалась не связываться. Иду мимо, а самой как-то не по себе. Подойдут, к примеру, поддатые с вопросом: «Что делает Алла?», пошлешь их куда подальше, так потом тебе же голову и пробьют. Я же по земле хожу, а не на вертолете летаю. Старалась держать с ними нейтралитет. Спросят: «Где?», отвечаю спокойно: «Дома». «Выйдет?» — «Не знаю». Однажды Алла, услышав, что фанатки называют меня Люськой, сказала строго: «Какая она вам Люська? Для вас она Людмила Ивановна!»

С поклонницами этими просто беда была! Их гоняют-гоняют, а они снова возвращаются. Среди них одну помню хорошо — Свету саратовскую. Неистовая была фанатка. Собирала всю прессу об Алле, ездила за ней по городам. Однажды подходит ко мне (кстати, она была из непьющих) и спрашивает с вызовом: «А что это вы с той остановились, а со мной нет?»

Я даже растерялась: что тут ответить? Если честно, я их очень боялась. Одна сумасшедшая все письма Алле писала, а потом приехала в Москву и звонит в дверь. Ну не в квартиру же ее пускать? Так она начала под дверью Аллу проклинать: «Чтоб ты ослепла, чтоб тебе пусто было…» Ее и соседка не раз гоняла. Может, действительно, какую порчу на Аллу навела... Однажды Алла встает с постели, а перед глазами словно пелена — ничего не видит. Четыре дня ездила к Федорову — под капельницей лежала.

Был случай и пострашнее. Одна фанатка только оканчивала школу, два экзамена сдать осталось. Так эта дурочка залезла на крышу, видно, хотела с нее прыгнуть на балкон Аллы, но не рассчитала и промахнулась — упала. Разбилась насмерть!

Через эту крышу на наш чердак как-то (прямо над Аллиной квартирой) залез мужик и жил над нами целую неделю. Расширил вентиляционную трубу и спускался в квартиру, когда никого не было. Мы ни о чем не догадывались, пока однажды я не увидела в раковине камешки. Видимо, когда слезал, они посыпались. Убрала. Прихожу вечером — опять камешки...

Помню, в тот вечер (а это было на Пасху) Алла позвонила и предупредила, что придет домой с гостями. Я, пока их нет, вышла куда-то по делам и встретила Олега Непомнящего. Он меня до дому на машине подбросил, но с условием: «Ты мне, Люся, бутербродик сделай!» — «Пошли, — говорю, — я вчера такой вкусный сыр купила. Угощу!» Поднимаемся в квартиру, я к холодильнику — а там пусто. Хоть шаром покати!

Следом Алла с гостями — Резник, Кристина с Вовкой. «Люська, мы жрать хотим!» — кричит с порога. А тут такое ЧП! «Аллунь, — говорю. — Даже крошки хлеба дома нет». «Как?!» — взвилась она. «Ну может, Кристина с Вовкой заходили?..» — спрашиваю. «Нет, теть Люсь, мы тут уже три дня не были». Хватились — ни куличей, ни крашеных яиц. А мы только что Пасху отмечали. Заглядываю в печку — даже сковородку свистнули. Тогда я Алле камешки в раковине показала. Что такое? Болдин поднимает голову, а над плитой — огромная дырка вместо дымохода!

Алла вначале подумала, что это дело рук поклонниц: «Ну заразы! Если это они, своими руками задушу!» Вызвали милицию. Они на чердак. Там беднягу и повязали. Оказалось, человек приехал из Ташкента, скитался без работы, наконец нашел «теплое местечко» у нас на чердаке. Бывший архитектор, между прочим, так что расковырять трубу ему ничего не стоило.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или