Полная версия сайта

Ирина Селезнева: «Я никогда не обвиняла Максима»

Их с Леонидовым роман начался на… овощебазе! У горы тухлой капусты их внезапно пронзила стрела Амура.

Я выступала за КСКА (Киевский спортивный клуб армии) и входила в олимпийскую сборную, но не попала на важные соревнования из-за досадных четырнадцати сотых секунды. Ира на пьедестале почета слева

А после знаменитого выпускного спектакля Ленинградского театрального института «Ах, эти звезды!», который имел колоссальный успех в 80-е, мы действительно стали популярными. Это был настоящий концерт «звезд эстрады». Мы не только копировали манеру исполнения знаменитостей, но и пели за них. Я, к примеру, за Робертино Лоретти, Анну Герман, Нани Брегвадзе, Валентину Толкунову и Любовь Орлову.

— Вас не смущала разница: Максим — коренной ленинградец, вы — южанка…

— Естественно, мы были очень разными. Я — бывшая спортсменка, «почти олимпийская» чемпионка по плаванию, неулыбчивая, суровая.

А Максим вырос в артистической семье, раскованный, уверенный в себе. Стараясь скрыть свою зажатость, я смотрела на «избалованного мальчика» слегка свысока. Мне казалось, что я в отличие от него многое повидала на своем коротком веку…

— Вы сказали, что чуть не стали олимпийской чемпионкой…

— В десять лет я уже выполнила норму мастера спорта по плаванию. Выступала за КСКА (Киевский спортивный клуб армии) и входила в олимпийскую сборную, но не попала на важные соревнования из-за досадных четырнадцати сотых секунды. И слава богу!

Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что это судьба: ведь иначе я никогда бы не стала актрисой.

И, возможно, Ирина Селезнева стала бы известной спортсменкой, но это была бы уже совсем другая история…

Моему папе хотелось, чтобы его дочь занималась еще и музыкой, но семья не могла себе позволить покупку пианино — жили мы довольно скромно. А вскоре после того, как родился мой брат Володя, родители развелись, и маме пришлось много работать, чтобы нас содержать. Часть домашних забот поручили мне. Нужно было и уроки успеть сделать, и на тренировку не опоздать, и утром брата кашей накормить, и в садик отвести. В общем, крутилась, как Золушка.

Когда Володя пошел в первый класс, я поехала в Ленинград поступать в театральный институт.

— Почему же спортсменка и просто красавица решила стать актрисой?

— Потому что хотела быть актрисой с четырех лет и знала, что буду.

Максим Леонидов вырос в артистической семье, раскованный, уверенный в себе. Стараясь скрыть свою зажатость, я смотрела на «избалованного мальчика» слегка свысока

После ухода из сборной у меня началась депрессия. Я плакала по ночам, страдала бессонницей. Спорт — это ведь постоянная гонка, напряжение. Обратилась за помощью к нашему спортивному доктору, она сказала, что у меня нервное истощение и назначила покой и уколы. На два месяца я забыла о рекордах и спорте вообще. Правда, меня все еще связывала тонкая нить с прежней жизнью — я училась в Институте физической культуры, куда, как член сборной Союза, поступила без экзаменов.

Как-то ухажер моей подруги Михаил Городецкий пригласил нас в театральную студию при заводе «Укркабель». Там я познакомилась с режиссером и руководителем труппы Иосифом Сацем.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или