Полная версия сайта

Леонид Каюров. Две жизни

Когда отец впервые сыграл Ленина, ему было всего тридцать три года. А я в тридцать три оставил...

Юрий  Каюров

Я не ропщу, у меня никогда не было представления о жизни как о какой-то идиллии. К тому же мои испытания, наверное, ничто по сравнению с теми мучениями, которые приходится выносить Ире, я думаю, ей гораздо тяжелее, чем мне. Хотя судить об этом трудно. Нет обратной связи. Возможно, она что-то понимает, но для меня ее чувства и мысли — загадка.

Первое время помогала Ирина мама. Она жила рядом и часто приходила к нам, ухаживала за дочкой, готовила еду. Мои родители переживали за Иру, они всегда ее любили, но приезжать к нам домой им было уже тяжело. Папа в своем академическом Малом театре получал вроде неплохое жалование, но первое время у меня в церкви зарплата была даже больше. Потом грянул кризис, деньги обесценились, и все стали нищими. Помню, однажды решил купить себе бутылочку газированной воды, день выдался очень жаркий. Подошел к ларьку, посмотрел на ценник и понял, что газировка мне не по карману. Слава Богу, питался в храме и носил то, что жертвовали благотворители в качестве гуманитарной помощи. Других потребностей особо и не было.

Теща мне помогала, но потом силы начали ее оставлять, зато возникли претензии к зятю. Она начала настоящую войну за квартиру, в которой живем мы с Ирой. Мне это доставляло гораздо больше огорчений и проблем, чем болезнь жены. В состоянии агрессивности я просто не узнавал тещу. В свое время мы совершили ошибку — приватизировали жилье не в равных долях, а на одну Иру, а делать так было нельзя. Теща не хотела, чтобы квартира досталась мне, когда ее дочь умрет (она считала, что Ира доживает последние дни), была уверена, что переоформит на себя половину. Однажды выкрала документы, которые пришлось изымать с участковым. Это продолжалось года полтора. Я молил Господа, чтобы жена прожила дольше, чем ее мать, хотя желал и ей долгих лет. Но теща ушла раньше.

Много лет сам ухаживал за Ирой. Но последнее время ею занимаются профессионалы. Я уже не в состоянии дать ей то, что необходимо, что может специалист. Раньше боялся выйти из дома, не мог спокойно служить в храме, испытывал постоянную тревогу. Ей ведь нельзя позвонить, справиться о самочувствии. Постоянное напряжение изматывало даже больше, чем уход за больной, необходимость накормить, помыть, поменять памперсы. Видимо, рано или поздно наступает предел. Ты понимаешь, что сделал все, что в твоих силах. Пусть теперь помогут другие. Но такое решение влечет за собой материальные проблемы. Теперь приходится все оплачивать. Только благодаря помощи добрых и отзывчивых людей удается как-то справляться.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или