Полная версия сайта

Откровенный рассказ дочери Виталия Соломина об отце

Елизавета Соломина раскрыла семейные тайны известного актера.

Виталий Соломин в кругу семьи

— Ну хочешь, я скажу, что ты занят или ничего особенного не знаешь?

— Как это «не знаю»?! — возмутился папа. — Столько лет в театре Чацкого играл! Передай: приду.

Это был настоящий спектакль одного актера и одновременно — профессиональная лекция с литературными и историческими экскурсами. Сильное впечатление, особенно на мальчишек, произвел его комментарий к известному четверостишию из монолога Чацкого:

Когда из гвардии,

иные от двора

Сюда на время приезжали, —

Кричали женщины: ура!

И в воздух чепчики бросали!

— Чепчик, — объяснял папа, — был едва ли не последним предметом туалета, который снимала с себя приличная женщина. Остаться простоволосой в ту пору означало только одно: дама в патриотическом порыве готова на все.

Прозвенел звонок на перемену, но никто не тронулся с места. Учительница деликатно напомнила:

— Спасибо вам огромное, у ребят сейчас математика, — и провожая, сказала: — Знаете, Лиза в последнее время стала гораздо лучше учиться.

Вот что значит сила сокрушительного папиного обаяния! Никакого улучшения не было: только вчера, отдавая мне сочинение, где за содержание, как всегда, стояла пятерка, а за грамотность — «пара», она возмущалась: «Соломина, у тебя опять все страницы красные!»

Еще больше проблем у меня было с точными науками. В шестом или седьмом классе папа решил сам заняться со мной математикой. Окончив в свое время математическую школу, задачки и примеры из учебника решил в пять секунд. Но необходимость разложить это решение как полагается довела его до исступления. Забыв про меня, он исписал формулами гору листков, перечеркивал, комкал, рвал. В конце концов вскипел — швырнул учебник и ушел. А я осталась один на один с домашним заданием. И так бывало не раз.

Разобраться в математике и даже полюбить ее помог папин старинный друг — конструктор-строитель Владимир Ильич Травуш, один из авторов центра «Москва-Сити» и моста «Багратион». Благодаря ему я стала видеть в формулах и теоремах логику. А английский перестал быть проблемой после летней международной языковой школы. Уезжая в первый раз, рыдала как ненормальная — так страшно было расставаться с домом и родителями. Когда приехала в Англию, поревела еще два дня, а потом ничего, привыкла. Мобильные были не в ходу, и раз в неделю родителям разрешалось звонить на стационарный. Разговаривал со мной всегда папа — мама боялась расплакаться.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или