Полная версия сайта

Ирина Линдт о Валерии Золотухине: «Я просила Бога: «Если это такая любовь, избавь меня от нее!»

Ирина Линдт – откровенно о своей жизни с Валерием Золотухиным и без него…

Валерий Золотухин с сыном Иваном

Вот я и перешла к этой главной теме, главному итогу их любви — появлению на свет сына Ивана.

...Известие о том, что она беременна, Золотухин воспринял спокойно, как будто это было событием будничным. И сказал по-деловому: «Будем рожать!» Ира даже немножко обиделась — хотелось больших эмоций. Но с этого момента все стало меняться. Именно ребенок делает чужих людей родными даже несмотря на то, что и до этого была любовь. Потому что эти два человека соединились в третьем. И возникла связь, которую уже не разорвать. Во всяком случае, так считает Ирина. Конечно же, ребенок дает женщине больше прав на мужчину, конечно, освобождает от болезненной привязанности к любимому. Действительно, сын дал Ире какое-то внутреннее ощущение свободы, разомкнувшегося круга.

Они долго перебирали имена, думая, как назвать. Решили: если родится девочка, имя дает Золотухин, если мальчик — Ирина. На первом же УЗИ стало понятно, что будет сын. Имя нашлось так. Валерий Сергеевич рассказал о том, что Ира беременна, актрисе театра Марине Полицеймако, она — актеру Ивану Бортнику, он — жене Золотухина. И Полицеймако в шутку, конечно, сказала Золотухину: «Вот и назови сына Ванькой». Будущий папа пересказал Ире эту историю, когда они ехали в машине. И вдруг, как она сейчас рассказывает, ее что-то «зацепило». И она про себя стала повторять: «Ваня, Ванечка, Ванюша...» И ей стало так хорошо, что она до сих пор вспоминает это необъяснимое чувство радости от того, что у нее будет сын по имени Ваня. Ира побежала смотреть, что оно в святцах означает. Оказалось: «Иван — дар Божий, Божья милость».

— Ваня действительно — дар Божий? — спрашиваю я.

— Уверена, потому что большего счастья, наверно, на земле не существует, — весело отвечает Ира. — Когда смотрю на Ваньку и узнаю в сыне лучшие качества папы, я так счастлива. Потому что если Ваня будет таким, каким был его отец, — ну, просто лучшего нельзя и желать. В нем много папиной нежности, доброты, открытости. Он такой — папин-папин. Я так этому рада! Недавно шел в школу, я ему из окна помахала. И он вдруг поворачивается и посылает мне воздушный поцелуй. Таким жестом, каким это всегда делал Валерий Сергеевич. У меня мурашки по спине побежали, потому что я вдруг узнала в нем его отца...

Ира замолчала. Чуть отвернулась, чтобы я не увидела ее слез. Вообще-то чтобы не плакать, она старается улыбаться. Так она мне сказала.

— Хотите, я вам прочитаю стихи, которые написала в машине, когда мы с Ванькой ехали?

Спит Ванюшка в автокресле...
Я везу его домой.
Хорошо бы было, если
Был бы ты сейчас со мной.
Своей песней безнадежной
Дождь смыкает мне глаза.
Так уснуть, однако, можно
И забыть про тормоза.
Впрочем (ох уж эти пробки),
Не тряхнуть ли стариной —
Сочинить сонетик робкий
Про того, что за спиной,
Для того, кто под Рязанью
В одиночестве своем
Занят мыслями о Ване
И за весточку о нем
Все отдаст.
Всего не надо.
Очень скромен райдер мой.
Лишь бы был он с нами рядом.
Лишь бы рядом был со мной.

Глядя на Ваню, я, пожалуй, впервые ощутила некую мистику: никогда не приходилось видеть мне, чтобы ребенок был ТАК похож на отца. Ваня единственный из трех сыновей Золотухина — его полная копия. Даже алтайский говор, от которого Валерий Сергеевич давным-давно избавился, почему-то явно чувствовался, когда его маленький сын, свободный, не по-детски мудрый, рассказывал нам с экрана о своих родителях. И тембр голоса певческого тоже золотухинский — высокий, теноровый, выразительно-переливчатый.

Ваню Золотухин любил безумно. Все его свободное время принадлежало сыну. У них были какие-то особые отношения, особые игры, они сочиняли сказки, воевали, им было очень интересно друг с другом. И свои последние дни Валерий Сергеевич говорил только об Иване, он везде ему мерещился...

Золотухин с самого начала мечтал познакомить своих старших сыновей Дениса (от первого брака) и Сергея (от второго) с их младшим братом. И был счастлив, когда они приехали первый раз на Ванин день рождения. Ваня называл Дениса «мой огромный брат», а Сережу — «Сесеня». Кстати, только в этот момент Денис и Сергей познакомились с Ириной. Для Линдт эта встреча была очень важной — они, дети любимого, приняли ее.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или