Полная версия сайта

Наталья Андрейченко о разводе, дележе наследства и уединении в Мексике

Наталья Андрейченко рассказала о вынужденном разводе и делах с наследством.

Наталья Андрейченко и Максимилиан Шелл с дочерью Анастасией

Вдруг подходит женщина, представляется заместителем главы рекламной компании:

— Сегодня заканчивается кастинг на съемки в ролике пепси-колы. Я наблюдала за вашей девочкой, думаю, у нее есть шанс получить контракт.

Маленькая Настя сразу призналась:

— Мама, хочу.

Я говорю:

— Настюш, ну ты же знаешь — папа против.

Мы все-таки согласились пройти кастинг: Настя выиграла все семь туров, оказалась впереди двух тысяч претендентов. Что я пережила дома, даже передать не могу! Ведь мы отсутствовали целых четыре часа, к тому же чтобы не вызвать гнев мужа, пришлось врать ему по телефону. Макс обвинил меня чуть ли не в предательстве. Вроде как он звезда, все в Голливуде понимает, а мы с Настей — никто. Разумеется, ни о каких съемках уже не было и речи. Этим летом дочка призналась, что перед смертью Максимилиан попросил за ту историю прощения.

А я вспомнила другую. Когда Насте не было и двух месяцев, режиссер Фред Скеписи, влюбившись в фильм «Леди Макбет Мценского уезда», пригласил меня на главную роль в свой блокбастер «Русский дом». Звезда фильма Шон Коннери был в таком статусе, что мог «держать кассу» в одиночку, и продюсеры позволили задействовать никому не известных русских артистов. Контракт был уже подписан, когда меня попросили приехать на кинопробу. Потом выяснилось, что на роль претендовала и звезда Голливуда Мишель Пфайффер, но режиссер продолжал настаивать на моей кандидатуре: проба была чистой формальностью. Однако Макс, едва о ней услышав, затопал ногами: «Это унизительно! Ты себя не на помойке нашла! Либо они тебя берут, либо нет!» Я послушалась, хотя внутренне не была с ним согласна, чувствовала, что фильм станет трамплином моей карьеры на Западе. Никуда не полетела, и виноват в этом Максимилиан. Он оказался слишком ревнив к профессии. К сожалению, делал все возможное, чтобы я не состоялась.

С годами мы ссорились все чаще. Я патологически чистоплотна, Макс обожал хаос. Порядок в доме еще удавалось поддерживать, но в своих офисах Шелл был полноправным хозяином. Как-то к нам в гости пришел Никита Михалков. Макс Никиту обожал и тут же повел на экскурсию по своим владениям. Как же хохотал Михалков, рассказывая о ней московским приятелям! Пробираться по огромной комнате можно было только бочком, лавируя между небоскребами из книг и рукописей. При этом всклокоченный, возбужденный Шелл периодически вытягивал из-под глыб своей макулатуры бесценные раритеты: «Смотри, это письмо Моцарта друзьям. А тут у меня где-то письмо Ленина, за которое я заплатил на аукционе сто двадцать семь тысяч долларов». Это было чистым безумием!

Максимилиан Шелл  и Наталья Андрейченко  с сыном Димитрием и дочерью Анастасией

От моих попыток хоть как-то упорядочить нашу жизнь муж только отмахивался. Говорил неодобрительно: «Ты мой коммунистический пятилетний план». Сам Максимилиан действовал исходя из настроения. В Мюнхене мы жили в старинном особняке, принадлежавшем Максу, в какой-то момент его поставили на реконструкцию. Но когда она завершилась, Шелл вдруг заявил: «Зачем нам опять туда въезжать? Столько времени потратили на выезд. Не хочу, не буду. Что-нибудь придумаем». Уникальные ковры ручной работы, доставшиеся Максимилиану от иранской принцессы Сорайи, с которой у него был трехлетний роман, так и сгнили на складе. Было страшно жаль, но у меня на спасение этого просто не хватило рук. Макс считал, что достаточно нанять помощников и все будет в порядке. Но как говорится: «Хочешь что-то сделать хорошо — делай сам». Я не вязала носки, сидя на вершине альпийской горы, а крутилась как белка в колесе: занималась детьми, тащила на себе поместье в Австрии, дом в Лос-Анджелесе, который никогда не стоял без гостей, постоянно была на звонке с Москвой, начала писать музыку, создала уникальный проект «Страна Пушкина».

— В Америке вы больше не снимались?

— Я постоянно моталась туда-сюда, нигде не останавливалась надолго, а в Голливуде есть пословица: если тебя тут нет, то ты уже умер. Кстати, сегодня это можно сказать и о Москве. Максимилиан стал все больше времени проводить в австрийском поместье.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или