Полная версия сайта

Анна Ковальчук: «Ты защищаешь меня, я – детей»

«Мечтать о детях я начала, когда была еще совсем мала. Сегодня Злате — почти четырнадцать, Добрыне — всего четыре», — рассказывает Анна Ковальчук.

Олег оказался просто сумасшедшим отцом. Он так носится с детьми!

Совсем не мечтала об актерстве, даже в самодеятельности не участвовала. Но сейчас вспоминаю, что в детстве постоянно представляла себя то врачом, то учителем, то принцессой, наверчивала на себя всякие занавески, изображавшие кринолины. Видимо, в любви к ролевым играм и проявилась склонность к актерской профессии. Злата никогда так не играла, ее интересовали только собачки с лошадками. Одно время она даже собиралась стать ветеринаром. С детства смотрит телеканал Animal Planet, что ни сюжет — кто-то кого-то поедает. Я ахаю и пытаюсь нашарить пульт, чтобы выключить этот страх и ужас, а Златик абсолютно спокойна — знает, что это всего лишь водоворот природы и ничего с этим не поделаешь. Она всегда удивляла меня своим отношением к жизни.

Последние годы трижды в неделю пропадает на конюшне. Самое страшное наказание для нее — если за какую-нибудь провинность туда не пускаем.

— Дочка ездит на том самом коне, которого Олег преподнес вам на свадьбу?

— Нет, то был Алидар, отличный серенький парень. Но мы его продали. Злата занимается выездкой — серьезным спортом, для него необходимы особые лошади, которых время от времени надо менять. Дочка успешно двигается в своем направлении, получает разряды, все как положено.

Алидара купила наш тренер: хотелось оставить лошадку поблизости, чтобы можно было прийти пообщаться. Хотя надо понимать: в отличие от собак, которые привязываются к хозяину, лошади — существа благородные, но обособленные.

Они могут дружить, помогать человеку, но являются настолько цельными и независимыми натурами, что не нуждаются в нашей любви. Так и люди: есть те, кто, как собаки, накрепко привязаны к другому человеку, а есть индивидуумы, которые, словно лошади, скачут по жизни в одиночку. В этом смысле мы со Златой очень разные. Я люблю людей, общение и всегда страдаю, если с кем-нибудь рассорюсь. Но никогда не выясняю отношений, не пытаюсь ничего доказать, не стремлюсь уличить в нечестности или неделикатности. Просто отхожу. Мне важно потом спокойно здороваться с человеком, не переходить на другую сторону улицы.

Дочь не такая, она может закрыться. В каком-то смысле Злата более самодостаточна. Кажется, ей хватает собственного внутреннего мира, чтобы ощущать полноту жизни, она не скучает наедине с собой.

В Испании, август 2014-го

Похоже, у дочки есть тот внутренний стержень, который позволяет держаться, когда преследуют неудачи, уметь ждать, не есть себя поедом, а переключаться. Меня это радует: не хочется, чтобы пустые переживания и сомнения ей мешали.

Не знаю, какую профессию она выберет. Может, будет побеждать на Олимпийских играх. Но для меня не это важно, самое главное — чтобы была счастлива. А пока делом номер один остается учеба. В мае Злату вообще нельзя трогать — это самый тяжелый месяц в гимназии. Обычно она приходит из школы, быстро делает уроки, уезжает на конюшню и возвращается в восемь вечера. Ее даже мальчики пока не занимают — не хватает времени. Как-то я спросила: — Злата, тебе кто-нибудь нравится?

Дочка ответила:

— Мам, меня это не слишком интересует.

В свои четырнадцать она уже совершенно самостоятельна.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или