Полная версия сайта

Дочь Николая Еременко: «Когда рядом не стало мамы, отец просто не смог жить»

Дочь знаменитого актера Николая Еременко впервые рассказывает об истинных причинах развода своих родителей.

Мы на даче в Одинцово

А он улучит момент и вдруг вставит в текст какой-то прикол: то расскажет, что Незнайка женился, то еще что-нибудь в этом роде.

— Пап, но в прошлый раз в книге такого не было.

— Как не было? Не может быть!

Родители собрали большую библиотеку, папа постоянно пополнял ее новыми сборниками стихов. Он любил посидеть полистать книги, почитать, подумать. И меня приобщил к чтению.

Я называла папу Кляпой, а он меня — Козой. Совсем не потому, что проявляла упрямство или хулиганила, — я росла беспроблемным ребенком, прилично училась. Просто ему почему-то так нравилось.

Почти каждое лето мы отдыхали в Пицунде в Доме творчества кинематографистов. Жариться на пляже папа не любил, сидел в тенечке с журналом или вглядывался в горизонт. Зато мы с ним обожали заплывать на много километров за буйки. Мама в это время с ума сходила — так волновалась.

Казалось бы, отец попадал в свою киношную среду, где каждый вечер товарищи собирались веселой компанией, засиживались за полночь, шумно выпивали. Но он оставался в стороне от коллег. Однажды я поинтересовалась почему. Папа ответил: «В моей профессии друзей быть не может». Не хочу сказать, что он был замкнутым. Вокруг всегда крутилось много знакомых, приятелей, с которыми папа сталкивался на фестивалях, в концертах, но близкими друзьями он считал лишь однокурсников Талгата Нигматулина и Вадима Спиридонова.

В «Красном и черном» папа сыграл Жюльена Сореля и впервые поехал на премьеру во Францию

К несчастью, оба ушли очень рано.

Когда мы переехали в трехкомнатную квартиру на Васильевской, в дом, построенный для кинематографистов, к нам стал захаживать Владимир Носик, он жил в соседнем подъезде. Но больших компаний, застолий не припоминаю. Видно, отец настолько уставал от публичности, что дома хотел отгородиться от мира, закрыться и сидеть в своем гнездышке.

Бывало, хочу одноклассников пригласить потусить, прошу его:

— Сходи куда-нибудь, погуляй.

— А я не буду вам мешать, в спальне закроюсь, сценарий почитаю.

Ребята собираются — шум, гам, смех.

Мне пять лет

Если кричали громко, папа просовывал голову в дверь:

— Все хорошо? Все в порядке?

— Нормально, не волнуйся, — успокаивала я.

Когда дамы, именующие себя его гражданскими женами, утверждают, что Еременко постоянно устраивал пьяные посиделки с друзьями, не верю ни одному слову. Он был домоседом и трудоголиком — постоянные съемки или гастроли с концертными программами.

Мама перешла работать в Гильдию сценаристов Союза кинематографистов. Его здание было по соседству с нами. Обедать прибегала домой.

В еде папа был совершенно неприхотливым. Просил: — Вер, наготовь побольше моих любимых голубцов.

Я их неделю буду есть.

— Неделю как-то многовато. Давай приготовлю на три дня.

— Вер, а у нас супа нет?

— Не успела сварить.

— Ничего, заварю пакетик растворимого.

Если папа шел в магазин, обязательно тащил оттуда полную сумку молочных продуктов, жить не мог без кефира, сметаны, творога. Иногда под настроение сам становился к плите, готовил два коронных блюда — белорусские драники и жаренную с репчатым луком картошку. Мне всегда доставался лучший кусочек. Наложит полную тарелку драников: — Давай ешь.

— Пап, я столько не съем, это много.

— Ладно, маме оставим.

Мама придет, увидит в раковине гору посуды после его готовки, начинает отмывать кухню, заляпанную маслом.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или