Полная версия сайта

Сын Игоря Кваши об отношениях с отцом, его работе и обиде на Ефремова

На эскалаторе станции «Площадь Революции» папа признался маме в любви и предложил пожениться. Она немедленно согласилась.

Мама начала «шантажировать»: «Игорь, если ты бросишь курить, я возьму твою фамилию. Стану Квашой». Отец пытался бросить.

Как-то родители поехали во Францию, и там один из папиных друзей рассказал о модном французском докторе, избавляющем от никотиновой зависимости. Отец поинтересовался:

— И как он это делает?

— Уколет, вставит в ухо веревочку, и бросишь курить, — на полном серьезе заверил приятель.

Папа воодушевился, он вообще с большим уважением относился к нетрадиционным методам лечения. Мама посмеивалась над его энтузиазмом, но отговаривать не пыталась.

— Мам, зачем вы это делаете?

— спрашивал я.

— Пусть попробует, хуже не будет. Ты же знаешь, если человек верит, может и сработать.

Папа действительно некоторое время не курил. Но потом в театре начали ставить очередной спектакль, надо было как-то расслабиться, естественно, он первым делом купил в киоске сигареты.

Если к веревочке в ухе мама относилась спокойно, то эксперименты с лекарствами пресекала решительно.

Однажды папа спросил у старого мхатовского актера Иосифа Раевского: — Вы вчера долго сидели в ресторане ВТО, а утром пришли на репетицию свежим, ни в одном глазу.

Владимир Кваша с мамой

В чем секрет?

— Значит так: вечером, перед сном, нужно принять таблетку аспирина, утром — контрастный душ, потом — кефир.

Папа тайком стал следовать его примеру и нажил себе язву. Мама долго возмущалась, а потом подсунула отцу медицинский журнал, где было написано, что соединение лекарств и алкоголя может привести к летальному исходу. Он испугался и больше никогда этого не делал.

Из «скорой» мама перешла в Пятую Советскую больницу. Работала анестезиологом в хирургическом отделении, защитила кандидатскую диссертацию. Сколько себя помню, ей постоянно звонили друзья: Гриша и Люба Горины, Аркадий и Люся Хайт, Андрей Миронов, Наташа Селезнева, Люда Максакова и многие другие.

Консультировались по медицинским вопросам: там заболело, тут кольнуло, да и просто посоветоваться, а иногда и поплакаться. Она устраивала всех в больницы, находила врачей, сама смотрела, кому помочь, кого полечить, а с кем достаточно поговорить. И сейчас, хотя маме уже семьдесят восемь лет, ее домашний телефон по-прежнему работает как «Служба спасения».

Но в первую очередь, конечно, она заботилась о папе. Он очень много работал и всегда — с полной отдачей. Заниматься домом не было ни времени, ни сил. Мама это понимала. Такого, чтобы она кричала: «Игорь, вынеси помойное ведро, сходи за хлебом!» — не помню. Отцовского энтузиазма хватало лишь на то, чтобы лампочку вкрутить или кран починить.

Он доставал из-под кровати большой ящик, в котором лежала гора молотков, отверток и гвоздей, и не больше пяти минут с воодушевлением занимался домашним хозяйством. Зато обожал водить машину. Когда купил свой первый автомобиль, «Волгу» ГАЗ-21 цвета «белая ночь», страшно гордился.

Очень хотел, чтобы мама получила права. Она окончила курсы, научилась водить, но никакого удовольствия от этого не получала. Однажды, когда выезжали из дома Штейнов на «Аэропорте», отец стал кричать: «Таня, тормози!», она с перепугу перепутала педали, нажала на газ и не вписалась в арку. Ударила машину не сильно, больше переволновалась. После этого садилась за руль, только чтобы отвезти подвыпившего мужа домой, но происходило такое крайне редко.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или