Полная версия сайта

Сын Игоря Кваши об отношениях с отцом, его работе и обиде на Ефремова

На эскалаторе станции «Площадь Революции» папа признался маме в любви и предложил пожениться. Она немедленно согласилась.

Юный барабанщик Игорь Кваша

Мизери много лет созванивалась с бабушкой Дорой, у них были добрые доверительные отношения, но потом как-то незаметно Светлана исчезла из нашей жизни.

О церемонии в ЗАГСе родители рассказывали с улыбкой. Мамину беременность к тому времени скрыть было невозможно ни под каким платьем. Она скромно молчала, папа и Олег Ефремов, примчавшиеся в ЗАГС прямо с репетиции, уговаривали делопроизводительницу побыстрее поставить штампы в паспорта. Строгая дама начала заполнять бланки, как вдруг мама воспротивилась брать фамилию Кваша: «Когда на двери кабинета стоит фамилия Путиевская, пациент знает, что там — женщина-врач. Если же будет «Кваша» — поди разбери. А для больного важно знать, к кому он идет!» Чтобы не тормозить процесс, отец немедленно согласился.

Так и прожили всю жизнь под разными фамилиями.

После свадьбы молодые поселились у бабушки, где в одной-единственной комнате ютились сама Дора, ее сестра тетя Клара, папина двоюродная сестра Зоя с мужем и двумя детьми. Комнату разгородили ширмой на три отсека, но от этого удобнее не стало.

Жилищный вопрос решился благодаря Штейнам. Они купили себе литфондовский кооператив на улице Черняховского возле метро «Аэропорт», а свою квартиру во мхатовском доме на улице Немировича-Данченко, сейчас это Глинищевский переулок, оставили дочери и зятю.

Александр Штейн был весьма состоятельным человеком, пьесы известного драматурга шли по всей стране, их ставили Николай Охлопков, Георгий Товстоногов, сейчас его, правда, чаще вспоминают по фильмам «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы».

Естественно, что мамины родные старались облегчить молодым жизнь. Папа же за каждую покупку, будь то одежда или домашняя утварь, отдавал тестю и теще деньги — считал безнравственным и неудобным принимать подарки от того, кто богаче. Даже когда Штейны купили себе «Волгу» и предложили ему забрать их старую «Победу», он отказался, хотя страстно мечтал о машине. Штейны понимали папины чувства, уважали его независимый характер.

Впрочем, квартирой родители пользовались совершенно безмятежно, а летом перебирались к Штейнам в Переделкино, в типовую дачу, такие давали работникам искусства. К дому была пристроена вместительная веранда, где стоял огромный круглый стол.

У Галины Волчек была идея фикс по поводу Кваши: она мечтала его женить, поэтому время от времени знакомила со своими подругами

За ним часто сидели Андроников, Герман, Охлопков, Образцов, Арбузов, Розов, а в более поздние годы — Ахмадулина, Вознесенский, Евтушенко, Высоцкий. Ворота дачи были всегда открыты настежь, и каждый из знакомых, кто шел мимо, мог свободно, без приглашения, зайти посидеть, выпить, поесть, обсудить что-то важное.

Когда родители поженились, маминому брату Пете Штейну, которого шутя называли «исчадие ада», было десять лет. Он любил сбрасывать с балкона восьмого этажа на головы прохожих пакеты с водой. Как-то в гостях у драматурга Бориса Лавренева его спросили за столом:

— Что ты будешь, Петенька?

— Торт.

Дали.

— Что еще?

— Торт.

Снова дали.

— А теперь?

— А теперь меня будет рвать!

Узнав, что сестра ждет ребенка, Петя залез на забор и на всю переделкинскую улицу, где прогуливались известные писатели и художники, принялся орать: «А наша Танька — беременная!»

Естественно, о проделках дяди Пети я знаю только по рассказам взрослых. В моей памяти он сохранился как умнейший, талантливый человек, много лет проработал режиссером в «Ленкоме» у Захарова, поставил немало спектаклей, а потом стал художественным руководителем кинокомпании RWS, снял сериалы «Бедная Настя», «Дорогая Маша Березина», «Зона»...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или