Полная версия сайта

Наина Ельцина. Еще раз про любовь

— А зачем телеграмма, правда было плохо с сердцем? — Боря ответил: — Сердце на самом деле болит. От любви.

На нашем курсе Борис был лидером

Я показала ему паспорт, он посмотрел и ничего не сказал. Но после этого почти целый год меня по имени вообще не звал. В знак протеста, так сказать. Обращался ко мне просто «Девушка». Девушка — и все тут. Я уже не знала, что делать. Даже Лена с Таней — маленькие были, но обратили внимание: «Мама, а почему папа тебя называет «девушкой»?»

...Я хотела поступать в медицинский институт, быть врачом. Может потому, что была старшей в семье. Из братьев кто-то порезался, ударился — я всегда знала, что надо делать, даже глубокую рану могла спокойно обработать. Мне это нравилось, и огромное уважение было к этой профессии.

И вот я написала заявление, собрала документы и понесла сдавать в медицинский. Помню, день был такой чудесный, солнечный.

Иду по Советской улице. А мединститут в Оренбурге почти на берегу Урала, в конце Советской, недалеко — Дом правительства, почта, сквер какой-то. И тут мне навстречу ребята, школьные друзья, которые на год раньше окончили школу. Обрадовались очень:

— Куда идешь?

Я отвечаю:

— В медицинский поступать.

А их четверо было — Игорь, Борис, Юра и Жора, до сих пор помню! Они мне говорят:

— В мединститут! Это в препараторской, с мертвецами! Да ты что, с ума сошла?! Да ты вообще не представляешь, что это такое! А у нас в УПИ...

Здание Уральского политехнического института поражало своей грандиозностью

И они мне так расписали свой политехнический институт в Свердловске: все там интересно, настолько насыщенная бурная жизнь... И я совершенно спокойно тут же переписала заявление и — благо Главпочтамт оказался рядом — отправила документы в Свердловск в Уральский политехнический институт. Вот так в мгновение ока изменилась моя судьба.

Ну, родители распереживались, конечно: «Как ты там будешь одна, в чужом городе?..» Потом мама и о себе задумалась, как же она с маленькими детьми останется. Я ведь была главной помощницей. Сестра Роза меня на семь лет младше, ей тогда одиннадцать лет было, но она уже вовсю помогала. Виталик еще тогда не родился, и было нас всего четверо — я, Толя, Вова, Роза. Папа за меня очень переживал, и когда пришла пора уезжать, отправился провожать.

Борис с однокурсником

Даже сел со мной в поезд и проехал несколько станций.

Дорога на меня произвела впечатление. Потому что детство до пятого класса прошло в Казахстане — это пески бескрайние и простор абсолютный. Потом до десятого класса в Оренбурге ездила к бабушке — там степи оренбургские. И вдруг от Орска вдоль железной дороги — дремучий лес. Признаюсь, он на меня давил. Я как-то не чувствовала его красоту. У меня перед глазами были великолепные луга около бабушкиного села, куда мы ходили в детстве. Когда по пояс трава, цветы очень яркие, озеро рядом, ивы плакучие... Но леса такого там нет, я его увидела впервые. И впечатление было сильное.

Ну и, конечно, институт меня поразил. Это втузгородок и сам политехнический институт. Жили мы тогда прямо в аудиториях.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или