Полная версия сайта

Валерий Золотухин. По любви и по расчету

«Каталин заявила: «Юра — ноль, здесь я хозяйка». В театре повисла тюремная атмосфера».

Петя здесь немного потолкался и уехал.

А недавно состоялись прис­нопамятные гастроли в Чехии. Что там произошло? Простая история: чехи проговорились, что для артистов они специально выбили гонорар. Узнав об этом, Феликс Антипов, интеллигентнейший человек, многие годы остававшийся любимым актером Юрия Петровича, подошел к нему и один на один спросил: «Мы слышали, нам положен гонорар. Как бы его получить здесь?» Ну раз уж произошла утечка информации, поделитесь с актерами. Каталин лукавит, утве­рж­дая, что они с Любимовым планировали потратить те средства на новые кресла в зале театра. С деньгами ни­кто расставаться не собирался. Когда труппа это поняла, разгорелся конфликт.

«Отдай деньги этому быдлу!» — публично орал Любимов. И Каталин швырнула актерам конверт с наличкой.

Когда участники скандала ввели меня в курс дела, я вспомнил фразу Лени Филатова из своих дневников: «Почему мы должны зарабатывать деньги для семьи Любимова?»

Справедливый вопрос.

Когда Юрий Петрович снова подал заявление об уходе и столичный департамент куль­туры принял его отставку, назначив меня директором, я стал разбираться в нашей бухгалтерии. В сентябре театр должен был отправиться на гастроли в Грецию. Кто заключает договор с принимающей стороной? Обычно юрисконсульт или бухгалтер. Значит, у них должны храниться все документы. Но бухгалтер уверяет меня, что у нее ни одной бумаги нет, и уходит в отпуск. В отсутствие сотрудницы мы приняли решение вскрыть ее компьютер и обнаружили следующее: театр оплачивает расходы по проезду и проживанию актеров, а гонорар за спектакли получает третья сторона.

Как вы думаете — кто? Частная фирма под названием «Фонд Любимова». Деньги немалые — по восемь тысяч евро за спектакль, а «Антигону» собирались сыграть в Греции пять раз. Так что вполне хватило бы и на новую мебель, и на ремонт театра, о чем так пеклась Каталин.

Обнаружились и другие «странности». Впрочем, для меня странности, а для кого-то, может, обычное дело. Читаю договор на постановку: пьеса Мольера — инсценировка Любимова. Нормальный человек не поймет, в чем тут дело. А это означает, что в связи с этим Юрий Петрович получает минимум пять процентов от сборов с каждого спектакля. Опричь отдельного вознаграждения за постановку.

Проинформировал о своем решении не отправлять «Таганку» на гастроли в Грецию столичный департамент культуры. Рассказал и о том, что договор противоречит российскому законодательству. Мне со смехом ответили: «Ну почему ж не дать старику заработать?» Да пожалуйста, кто против? Только тогда не надо обвинять артистов, что они корыстные твари.

В свое время, вручая текст роли Ивана Васильевича из «Театрального романа», Любимов написал мне на листках: «Кузькин, не перехитри самого себя». У меня впечатление, что последним своим поступком он сделал именно то, от чего меня предостерегал. Перехитрил себя — не ожидал, подавая в отставку, что ее примут.

Георгий Товстоногов утверждал: театр — это организация одного призыва, одного поколения. А Станиславский полагал, что каждые пять лет актерам и режиссерам надо переучиваться.

За последние двадцать с лишним лет ни один режиссер, кроме Любимова, не переступал порога культурного заведения под названием Театр драмы и комедии на Таганке. Поэтому сегодня мы имеем то, что имеем. Удастся ли вернуть в наши стены зрителей — увидим. Ведь никто не знает точно, на что теперь способна труппа — годами она не играла, а била степ и пела в хоре. Уверен лишь в одном: тот великий театр времен застоя умер вместе со своим временем. Сегодняшнему времени денежного безумия такой театр не нужен, не ко двору. А жаль. Но времена не выбирают.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или