Полная версия сайта

Валерий Золотухин. По любви и по расчету

«Каталин заявила: «Юра — ноль, здесь я хозяйка». В театре повисла тюремная атмосфера».

Служение храму искусства, театру — это прекрасно, но у актеров есть семьи, дети, им надо зарабатывать день­ги, чтобы обеспечить себя и своих близких, а на зарплату, которую они получают у нас, не прожить. Значит, надо идти навстречу, отпускать сниматься в фильмах и сериалах, играть в антрепризе, давать концерты, подстраивая под них наш график. Возможность ввести в спектакль второй состав у режиссера есть всегда.

По коллективному договору репетиционный период премьерного спектакля на сцене длится не более двенадцати дней, в течение которых театр не играет спектакли, сосредоточившись исключительно на новой постановке.

В последнее время Юрий Петрович растягивал репетиции на месяц-полтора и театр совсем не зарабатывал денег.

Почему подготовительный период постановок затягивался? Да потому что львиную долю времени на репетиции Любимов посвящал не работе, а проработке нарушивших дисциплину актеров. Кстати, гнев его, как правило, обрушивался на тех, кто в зале не присутствовал. Но остальные вынуждены были сидеть и слушать, какие они непрофессиональные, как он нас всех разгонит. Все это лично я знал наизусть: претензии к труппе, угрозы были теми же, что и тридцать лет назад.

Юрий Петрович не хочет видеть, что молодые актеры, работающие сегодня в Театре на Таганке и снимающиеся в сериалах, другие, потому что на улице другое время.

Я прихожу на съемку или репетицию, заранее выучив текст роли, а они, пряча в руке свои айфоны, читают реплики персонажей с экрана дисплея. Конечно же, это мелочь. Но есть и более серьезные различия между нами.

Девяностые перевернули общественное сознание. Слово «престиж» вышло на авансцену. Современные молодые люди совсем не обладают нашей жизнестойкостью, не умеют преодолевать препят­ствия на пути, переживать неудачи. Когда у них не получается добиться успеха, происходят трагедии. За последние годы они не раз потрясали «Таганку».

Двадцатипятилетний Ян Пузыревский, превосходно игравший одну из главных ролей в спектакле «Дом на набережной», покончил с собой, когда расстался с женой.

Он не мог обеспечивать семью, впутывался в какие-то аферы, влезал в долги. Ян тосковал по полуторагодовалому сыну, пришел однажды его навестить, взял на руки и... шагнул в окно с двенадцатого этажа. Актер разбился насмерть, малыш чудом остался жив, зацепившись одеждой за ветку дерева...

Не менее жуткая история произошла с нашим актером Владимиром Черняевым. Он был талантливым человеком, Юрий Петрович его очень любил и ценил. Но ­Володина болезнь — алкоголизм — оказалась неизлечимой. Любимов несколько раз увольнял его из театра за пьянку, потом брал обратно. В конце концов потеря работы стала для актера роковой. Черняев наполнил ванну горячей водой и вскрыл себе вены. От Любимова долго скрывали правду, говорили, что у Володи остановилось сердце.

Боже упаси искать ­виноватого. Это собственный характер и водка.

Долгие годы Юрий Петрович был един в двух лицах — худрука и директора. А пару лет назад назначил своим заместителем Каталин. Должность эта очень ответственная, чтобы ее потянуть, человеку необходимо хорошо разбираться в экономике и бухгалтерии. Отсутствие специальных навыков супруга Любимова сполна компенсировала глубокими познаниями в русском мате.

Не скрою, я начал читать публикацию Каталин в журнале «Коллекция каравана историй», но бросил на третьей странице. К чему мне тратить время на разглагольствования озлобленной на весь свет дамы? Хоть она задевает там и меня, отвечать ей не собираюсь.

Валерий Золотухин

Много чести. Как говаривал Зигмунд Фрейд: «Первый признак глупости — отсутствие стыда». Это точнее всего характеризует писанину Каталин.

Как только Каталин официально воцарилась в театре, на профком обрушился поток жалоб на ее грубое, непозволительное поведение. Я по­просил Любимова укоротить жену. Он ответил:

—Валерий, ты ж понимаешь, баба.

—Юрий Петрович, она ведь теперь еще и руководитель, так нельзя. Ну, вынесите ей хотя бы выговор.

На одном из собраний Каталин бросила коллективу в лицо: «Неблагодарные, твари отвратительные!»

Назревал бунт, меня опять послали к Любимову.

Он вывесил на доске объявлений порицание жене... за плохое знание русского языка и неточное употребление идиоматических выражений. Это было плевком в адрес коллектива, выглядело полным издевательством.

Как всякий подкаблучник, Юрий Петрович нуждался в сильной женщине рядом. На нее ведь, если что, можно свалить принятие непопулярных решений или жестких мер воздействия. Всегда потом можно оправдаться: «Я-то ничего. Это все она».

Хотя по справедливости именно руководитель отвечает в театре за все «битые горшки».

Наша актриса Лена Посоюзных стала свидетельницей того, как Каталин заявила: «Юра — ноль, здесь я хозяйка», что походило на правду.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или