Полная версия сайта

Татьяна Яковлева. За мужем

«С Хотиненко я чувствую себя действительно ЗА МУЖЕМ. И без стеснения признаюсь: мне не нужна карьера — нужен только мой муж».

И вдруг видим колоритную парочку в яркой молодежной одежде, да еще с дредами.

«Вот оно у вас как», — только и смог вымолвить Володя, когда понял, что это Полина и ее жених Бен.

Бен оказался афроамериканцем. Мама у него — ирландка, отец — эфиоп. Правда, своего отца Бенджамин никогда не видел. Мать — детский врач, психолог — растила его одна. С будущей Полининой свекровью мы познакомились в Германии. Сговорились встретиться в Мюнхене во время «Октоберфеста», чтобы немного передохнуть и заодно обговорить детали предстоявшего бракосочетания детей. Бенджамин оказался очаровательным парнем. Володя уже мечтает о внуках — «маленьких Пушкиных». Разочаровавшись в американских ценностях, Полина с Беном уехали на Бали и начали заниматься дизайном костюмов и ювелирных украшений из полудрагоценных камней и кожи.

Оказалось, такие вещи имеют успех — их охотно берут бутики Лос-Анджелеса. Время от времени у Полины с Беном случаются и крупные заказы — голливудские студии просят их сделать костюмы для фильмов. Актеров последнего фильма Ильи Хотиненко «Байкер» тоже одевали они. Денис работал на этой картине оператором и после съемок забрал себе куртку главного героя.

У наших детей — Ильи и Дениса — сложился отличный творческий тандем, причем без какого бы то ни было нашего влияния. Я благодарна Илье за то, что семь лет назад он пригласил моего сына, только что окончившего ВГИК, на свою картину «Зови меня Джинн» сразу в качестве оператора-постановщика.

Снимали они в сложных условиях на Гоа. А недавно вышла на экраны их новая совместная работа «Ясновидящая», коллеги хвалили Дениса за оригинальное визуальное отражение жизни современной Москвы.

Мы очень веселимся, когда рассматриваем фотографии нашей многоликой семейки — просто Вавилон какой-то! Видимся, к сожалению, не часто — у взрослых детей своя жизнь, свои заботы. Да и мы с Володей не сидим на месте: или работаем, или путешествуем. Поэтому каждый раз, когда удается собраться вместе, это становится событием.

Только самые близкие люди бывают в нашем доме. Признаться, Володя не очень любит гостей. Мы даже Новый год частенько встречаем вдвоем. По работе он так много общается, что дома ему хочется спрятаться от суеты, погрузиться в состояние покоя.

Мы с Володей, наши сыновья Илья и Денис, жена Ильи Аня и их дети Иван, Фекла и Серафим

И для этого у него есть свои способы.

Володя — прекрасный кулинар. Как-то во время молодежного кинофорума в Сочи он вместе с режиссером Димой Месхиевым приготовил свое фирменное блюдо — огромный котел вкуснейших кислых щей.

К тому времени, как мы стали жить вместе, я тоже научилась неплохо готовить, поэтому наша кухня стала ареной негласного кулинарного соревнования. Я готовила ему свои любимые супы, он мне — свои. Но очень быстро стало понятно, что соревноваться бессмысленно — у нас с мужем принципиально разный подход к готовке. Я быстренько все нарезаю и отправляю в кастрюлю. А Володя берет нож и вырезает из овощей цветочки, лепесточки. Получается не суп, а художественная композиция.

Он и посуду любит мыть.

Этот процесс для Володи своеобразный отдых. Хотите — верьте, хотите — нет. Он и кашу утром варит. И платье мое может отгладить так идеально, как мне никогда не суметь — терпения не хватит.

Конечно, у нас есть помощница по хозяйству. Но когда ее нет, мы и сами справляемся. Копить не умеем, тратим все на путешествия, подарки друг другу и нашим родным. Деньги для нас лишь средство чувствовать себя свободными, иметь возможность в любой момент сорваться и полететь, например, в любимый Рим.

Недавно в Россию вернулся Себастьян Аларкон. Все эти годы он поддерживал отношения с сыном. Денис дважды ездил к нему в Сантьяго, помогал на съемках исторического фильма «Безухий».

Конечно, без всякого гонорара, потому что снималось кино на очень скромные средства, выделенные Министерством культуры Чили. Работал в жутких условиях, без ассистентов и помощников, в пустыне Атакама, сам водил «камерваген», таскал тяжелую аппаратуру.

После съемок Денис отправился путешествовать по Латинской Америке: Перу, Боливия, Мексика... В тот год над Мексикой бушевал страшный ураган. Дороги размыло, телефонная связь пропала. Звоню сыну на мобильный — «абонент временно недоступен». Набираю номер Себастьяна в Сантьяго:

— Что с Денисом?

— Мы пока не знаем, но ты не волнуйся.

Света, нынешняя жена Аларкона, работавшая на его последней в России картине ассистентом режиссера, тоже успокаивала: «Таня, все будет хорошо.

У плохих новостей длинные ноги. Нам бы уже сообщили».

Слава Богу, все обошлось.

Приехав в Москву, Себастьян вместе со Светой и двумя детьми поселился у Дениса. Но у сына — личная жизнь, любимая девушка Ника. И вскоре Аларкон с семейством переехал в квартиру... моей мамы. Она не возражала: «Все равно я постоянно на даче».

Себастьян привез с собой семнадцать сценариев. В Чили ему не удалось найти денег на съемки, и он надеется, что сможет сделать это в России. Все наши обиды давно забылись, и я по мере сил стараюсь помогать отцу своего сына.Володя воспринимает это совершенно нормально.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или