Полная версия сайта

Юлия Ковальчук. Танец для двоих

Он все рассчитал. Этот город пронизан любовными флюидами. Хотите взаимности — везите девушку в Париж!

Такой уж у Ани характер: нравится, когда все обращают на нее внимание. И это нормально: она все-таки артистка.

В «Блестящих» стало как-то неуютно. Раньше на съемки и интервью ходили вместе, а теперь почему-то одну зовут, а другую нет. Появилась зависть. Я стала подумывать о том, чтобы уйти из группы. Кроме того, почувствовала в себе силы начать сольную карьеру. И толчком к этому послужил разговор с моим нынешним продюсером Маратом Хайрутдиновым на его дне рождения.

Он занимался тогда рокерскими командами — «Бригада С», «Агата Кристи», «Токiо». Мы сидели, болтая о чем-то отвлеченном, когда к нам подошел директор музыкального вещания Первого канала Юрий Аксюта: «Вы так давно дружите, сделали бы уж что-нибудь вместе!»

Мы переглянулись и, дейст­вительно, через какое-то время созвонились.

Работать с Маратом я стала втайне от всех, боялась сглазить. Когда записала первую песню, поняла: альбому быть! Просто летала, представляя, как стану петь одна, сама смогу контролировать процесс работы.

Сказала продюсерам «Блестящих», что через полгода уйду из группы, но они не поверили. Думали — таким образом пытаюсь поднять себе зарплату. Когда срок истек, напомнила: «Я ухожу». Они были в шоке: «Не может быть! Куда? У тебя ничего не получится!»

А я, не сомневаясь ни секунды, кардинально изменила жизнь. Появилось чувство свободы, желание творить! Теперь я просиживала в студии сутки напролет, сочиняла песни.

Была вся нацелена на работу и совсем не ждала любви...

Мы были знакомы давно, он тоже поет. При встрече за кулисами обменивались дежурными: «Привет!» — «Привет!» И только. Наш роман начался странно и неожиданно для нас самих. Я пригласила его на первый сольный концерт. Он пришел с огромным букетом роз. После выступления мы с друзьями решили посидеть, отметить событие. Я уговорила его поехать с нами, хотя знала: он не любит компании.

Вскоре он засобирался домой. Когда прощался со всеми, поцеловал меня в щеку, и тут что-то произошло, сердце забилось часто-часто. В голове промелькнуло: «Нельзя его отпускать!»

Я встала у двери: «Ты никуда не уйдешь!» Ребята хохотали, думали — дурачусь.

Он несколько раз порывался уйти. Я не давала. Потом он все же ушел и... вернулся.

Наутро я проснулась другим человеком. С первой секунды думала о нем, и у меня перехватывало дыхание. Говорят, что такая сумасшедшая страсть ненадолго. Но я не верю. Нам очень хорошо. Мы похожи. Так же, как и он, я не ищу шумных компаний, не люблю спиртное, не хожу в клубы и на вечеринки, предпочитая отдыхать с друзьями. Люблю играть с ним в ассоциации, ходить в кино, в театр. А еще я люблю заботиться о нем. Прилетев с гастролей после бессонной ночи, могу рано утром поехать к нему, чтобы накормить завтраком. Раньше такого даже представить не могла: только домой, отсыпаться!

И он тоже любит делать мне приятные сюрпризы. Недавно была на приеме, а он где-то выступал и сказал, что не сможет вырваться.

Я расстроилась: «Жалко! Хотела показать тебе свое новое платье! Оно такое красивое!»

Хожу по залу, разговариваю со знакомыми и вдруг вижу — он: «Ну, показывай свое платье, любимая!»

Он не боится при всех называть меня так. А еще он говорит, что «я его самая долгожданная, самая желанная».

Даже в мелочах чувствую его заботу. Он всегда подает мне пальто, открывает дверцу и помогает выйти из машины, где бы я ни сидела — на пассажирском или на водительском месте. Даже в обычные дни не забывает приносить мне розу или орхидею.

Однажды я рассказала, что с детства мечтала о кровати с балдахином: то ли в сказке какой-то увидела, то ли на картинке, не помню.

Приезжаю с «Последнего героя» и вижу — стоит! «Это чтобы ты, наконец, смогла отоспаться как следует после всех мучений».

С острова я приехала другим человеком. Внутренне была еще вся там, на карибских берегах, и вела себя с ним холодно и отстраненно. О людях, которые окружали меня на проекте, говорила куда больше, чем о нас двоих.

— Ты скучала без меня? — спрашивал он.

Конечно, скучала, но все тонкие чувства на острове притуплялись, видимо, это была защитная реакция организма. И я честно призналась:

— После третьей недели я начала забывать твои черты.

Было видно, что ему неприятно это слышать. Но он оценил мою искренность и сделал все, чтобы помочь мне быстрее восстановиться. Нашел мои картины, которые я рисовала когда-то давно, и развесил их по стенам нашего дома. Кормил меня чем-нибудь вкусненьким. Не раздражался, когда я снова и снова начинала вспоминать об острове. И ни разу не сказал: «Проект уже закончился, пора все забыть».

Подруга Оксана, которая видела, какой я вернулась с «Последнего героя», сказала: «Не ожидала, что он так быст­ро и бережно вернет тебя в наш мир. Молодец, уважаю!»

Не уверена, что окажись я на его месте, смогла бы все это вытерпеть.

Мы мечтали об отпуске, и нам удалось вырваться на неделю на Мальдивы.

Поехали компанией, но с друзьями практически не общались — так хотели побыть вдвоем. Даже телевизор ни разу не включили! Разговаривали, слушали музыку, просто кайфовали, вдыхая запах океана.

С ним я поняла, что могу быть терпимее. Если он раздражен или устал — тут же оставляю в покое, не пристаю со всякими глупостями. Молчу, хоть и хочется высказаться, а сдержаться при моем характере, поверьте, не просто. Улыбаюсь ему, даже когда нет настроения. Вот только с ревностью мне бороться трудно.

Однажды он забыл в моей машине телефон. Я этого не заметила, пока не услышала, что пришла эсэмэска. «Вдруг что-то важное», — подумала я... И прочла: «Дорогой мой котенок, я уже вся горю». Кровь прилила к лицу, в висках застучало. Захотелось разбить этот проклятый мобильный вдребезги.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или