Полная версия сайта

Сати Казанова. Я так тебя ждала

Я, как и все люди, оступалась в жизни. И мне он этого, к сожалению, простить не может...

Сейчас он стал президентом нашей республики. Арсен Баширович послушал, как я пою, и сказал: «Ты очень талантливая девушка. Если надумаешь заниматься пением профессионально, обязательно поезжай в Москву и поступай в Гнесинку. Постараюсь тебе там помочь на первых порах».

После этого разговора я посоветовалась с папой, и он принял решение отпустить меня в Москву. Решение это было выстрадано. Мама с бабушкой очень переживали, родственники говорили отцу: «Ты с ума сошел, как можно ребенка отправить так далеко?!»

Мне же еще и восемнадцати не было. Но отец верил в меня. Мы с ним очень близкие люди. Больше всего на свете папа любил петь, но он не смог посвятить этому занятию жизнь: большая семья, дети, которых надо выучить...

Ему тоже непросто было отпускать меня одну так далеко, но как никто другой, он понимал: тяжело жить, когда не можешь заниматься тем, чего просит твоя душа. Мне кажется, он думал: «Пусть дочка добьется того, чего я был лишен».

И вот я оказалась в Москве, поступила в Российскую Академию музыки имени Гнесиных, правда, позволить себе могла только заочное отделение — надо было зарабатывать на жизнь. Сокурсник посоветовал мне пойти на кастинг в развлекательный комплекс «Кристалл». Меня взяли в шоу «Вояж мечты».

Помню, выступление затянулось до часу ночи. Для нас вызвали такси, чтобы развезти по домам. И вдруг машину, в которой я ехала с двумя девчонками, останавливает милиция. Проверка документов. А у меня как раз вчера закончилась регистрация.

Подумаешь, один день! Но милиционеры решили иначе.

— О, девушка, да у вас нет регистрации, давайте-ка проедем в отделение.

— Пожалуйста, только не это! Умоляю! — заплакала я.

К тому времени я лишь три месяца жила в Моск­ве, не привыкла еще без родителей, боялась всего.

Они — ни в какую. А у меня ни денег с собой нет, ни мобильного. Попросила телефон у девочки-коллеги, набрала номер помощника Канокова — Игоря, больше в Москве мне обратиться было не к кому. «Игорь, меня в милицию забира-а-а-ют!» — прорыдала в трубку.

Господи! Это было так унизительно, так страшно.

Первый состав группы «Фабрика». По настоянию мужа Маша Алалыкина (вторая слева) покинула группу и приняла ислам

Из-за решетки на меня глазели несколько девиц легкого поведения. Неужели и меня сейчас затолкают к ним?! Затолкали. Но девицы неожиданно стали за меня заступаться. Кричали милиционерам: «Изверги, отпустите ее! Вы же видите, она совсем ребенок».

Игорь все не ехал. Думала, задохнусь от ужаса. Но через три часа он меня все-таки забрал...

Я сталкивалась в Москве с разными людьми. Уверена: каждый человек, появляющийся в моей жизни, выполняет в ней какую-то миссию. Судьба не зря нас сводит. Хотя и не всегда эти встречи приносили радость, но каждая из них мне что-то дала: закалила, научила по-взрослому смотреть на мир, помогла лучше понять себя и окружающих. Даже, казалось бы, неудачная встреча с продюсером Юрием Айзеншписом.

Я раздобыла его телефон и начала доставать звонками, это называется «села на уши».

Рассказывала, какая я красивая, талантливая, умная, что моим именем, Сатаней, звали богиню, непорочно зачавшую богатыря, и означает оно «мать нартов», а нарты — это богатыри-воины...

— Вам надо поверить в меня и помочь с карьерой!

— Почему это должен делать я? — спросил несколько одуревший от моих исторических экскурсов Айзеншпис. — Может, кто-нибудь другой поможет, раз вы такая гениальная?!

— Но я только что приехала, меня никто не знает!

— Я, наверное, лопну от любопытства, если не увижу вас, — сдался он, — приезжайте.

Я была на седьмом небе от счастья.

Дело сделано — сама нашла себе продюсера! Но потом поразмыслила и решила, что для придания большего веса мне лучше явиться к нему с поддержкой в лице помощника Канокова.

— Хорошая девочка, — вынес Юрий Шмильевич вердикт, прослушав меня.

— А теперь, Сати, выйди, пожалуйста, нам надо поговорить, — попросил помощник.

Я попрощалась и отправилась ждать Игоря на улицу.

Они разговаривали минут двадцать.

— Ничего не получится, — сказал Игорь, подходя ко мне.

— Как?!

Почему не выйдет?! — накинулась я на него с вопросами. Но ответа так никогда и не узнала, Игорь не стал ничего объяснять...

Во всяком случае, из этой неудачи я сделала вывод: дейст­вовать в дальнейшем нужно самой, чтобы самой же отвечать за последствия.

Я стала без устали стучаться во все двери. Пришла на кастинг в мюзикл «Чикаго». Там спрашивают:

— Девочка, сколько тебе лет?

— Восемнадцать.

— Выглядишь на пятнадцать. Ты нам не подходишь.

Прогнали. Потом заглох проект у композитора Игоря Матеты.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или