Полная версия сайта

Владимир Финогеев: Доказательство Виардо

«Мы с тобой Репина ругали, что он руками пренебрегал. Я натолкнулся на портрет Тургенева и был...

«Мы с тобой Репина ругали, что он руками пренебрегал. Я натолкнулся на портрет Тургенева и был поражен тем, как Репин прописал его руки. Ты должен на это взглянуть, там дан большой палец», — Слава предъявил мне картинку. «Я этого портрета не видел. Кожа необыкновенно убедительна, большой палец достойной длины, как и подобает талантливому писателю. Мне попадался другой Тургенев Репина. На той картине руки Тургенева сделаны то ли второпях, то ли художник отвлекся на прическу и бороду, которые ему, однако, не удались, как и большой палец. Он невыразителен. Репин писал этот портрет в 1879 году, работал над ним и после смерти Тургенева, которая случилась в 1883 году. Портрет критике не понравился. Ругали, что характер не передан, а борода и волосы как взбитое мыло. Критика почему-то шибко ценила волосы и бороду Тургенева, придавала им какое-то особое значение». — «А что, критика знала характер Тургенева?» — «По словам современников, Тургенева отличали ум, добродушие и юмор. Репин будто бы не передал этих свойств писателя». — «А тот, что я показал тебе, — первый портрет, — начал Слава, — написан в Париже в 1874 году. Заказал его знаменитый коллекционер Третьяков. Репин воодушевился: он мечтал познакомиться с писателем и запечатлеть его. Первый сеанс прошел успешно. Репин был счастлив, Тургенев оживлен, весел, сказал Репину, что ему нравится. Все шло хорошо, пока портрет не увидела Полина Виардо. Какие именно недостатки она усмотрела, об этом история умалчивает, известно лишь, что она потребовала переписать работу — развернуть Тургенева другим боком! Чем этот бок ей не нравился — тайна! Тургенев тотчас переменился в отношении работы и самого Репина. Он прислал длинную, нервную записку, где просил все переделать. Про Репина стал говорить, что тот неталантлив. Репин был расстроен, интуитивно понимал: нельзя менять. Но уступил. Перевернул холст с почти готовым Тургеневым вниз головой, замалевал, начал сызнова. Портрет был закончен, однако ни Репин, ни Тургенев, ни Третьяков, не говоря уже о Виардо, не были довольны. Репин писал, что Тургенев получился «суховат». Ос­тальные говорили, что непохож. А мне кажется, очень похож». — «Можно по­думать, что ты лично знал Тургенева, чтобы судить». — «Знал, не знал, но во сне он мне приснился именно таким». — «Вот уж аргумент! Расскажи-ка мне лучше о Виардо. Кто она?» — «Ты не знаешь Полину Виардо?» — «Фамилию знаю. Но это как с чизкейком: пальцем покажешь, но кто знает, что там внутри?» — «Удивил, — хмыкнул Слава. — Ну ладно, слушай. Виардо — французская певица испанского происхождения. В девичестве Полина Гарсиа. Вышла замуж за директора театра, композитора Луи Виардо. Он во многом устроил ее судьбу. Ее называли женщиной-загадкой и женщиной-чудом и безобразной красавицей. Я видел ее фото, они радикально отличаются от портретов». Слава умолк, выжидая. «Чем же?» — спросил я. «На портретах изображали ее прелестной, видимо, надеялись на «откат». Совсем не то на фото. Объектив камеры безжалостен. Тем не менее мужчины сходили от нее с ума. Эту любовную магию приписывали ее чарующему голосу». — «Да, голос имеет значение. Может околдовать, если природа голоса женщины отвечает особым психофизическим вибрациям мужчины». — «Что ты имеешь в виду под «особыми»?» — «Это те индивидуальные колебания, в которые свернуты представления о счастье, любви, наслаждении. Причем я оставляю в стороне эстетическую часть, я именно беру физику». Слава отвлеченно кивнул: «Есть тут физика или нет, но Тургенев воспылал к Виардо пылкой страстью. Даже Толстой дивился и говорил: «Не думал, что Тургенев способен так сильно любить». — «А где Тургенев с ней познакомился?» — «В Петербурге. Он увидел ее в опере. Она исполняла арию, название которой я забыл. Тургенев, как и все мужчины, был, как ты отметил, околдован. Толпа этих околдованных устремилась за кулисы. Виардо принимала всех, кто вместился в ее грим-уборную. У нее был любопытный обычай: она хотела, чтобы мужчины рассказывали ей в антракте интересные истории. Ну, уж по этой части Тургеневу не было равных. Он добился ее расположения. Еще говорят, что сам муж и представил Тургенева Виардо. Муж был старше Полины на 21 год. Ему было уже за сорок. А Тургеневу в тот знаменательный вечер было 25 лет. За Полиной следовало, как она сама говорила, стадо поклонников. А с мужем — трижды повезло». — «То есть?» — «Богат, не ревнив, стар. После знакомства с Виардо Тургенев написал в дневнике — дословно не помню, но смысл таков, что «влюбившись в Полину, я превратился в собаку, которая нашла своего хозяина». По хоже на правду. Виардо распоряжалась Тургеневым, как ей было угодно. Он следовал за ней из страны в страну, стал членом семьи. Надо думать, Тургенев тоже был не ревнив. Он мирился с другими увлечениями Полины. Это не мешало ему полагать, что последний ребенок — Поль — родился от него. Хотя, по словам исследователей, на роль отца претендовали три человека». — «И кто эти счастливчики?» — «Во-первых, муж. Во-вторых, Тургенев, в-третьих, тогда у Полины был роман с художником... как же его звали? — Слава потер лоб. Помолчал. Вздохнул: — Не знаю, что лучше: склероз или Альцгеймер?» — «Склероз лучше». — «Почему?» — «Роднее». — «Это утешает. Так бишь, о чем мы? Ах да! У нее был роман с художником, который создавал ее прекрасный образ для истории». — «Тебе, я вижу, Виардо не нравится». — «А тебе нравится?» — «Давай взглянем шире. Народ наш уже обобщил, сказав: «с лица воду не пить». Феномен Виардо — блестящий урок для женщин, которые комплексуют по поводу, как они думают, некрасивости лица или еще чего-нибудь. Лицо не так трудно «переиграть». Ласковое слово, нежный взгляд, согласие с мужской точкой зрения — и лицо пропадает. Мы начинаем видеть не лицо, а то, что за лицом». — «Ты думаешь, у Полины все это было: ласка, нежность, внимание?» — «Забыл — и еще, конечно, голос! То, чего не бывает у мужчин». — «Не понял. У мужчин тоже есть голос. Бывают даже женские голоса у мужчин». — «Это да. Но нет голоса женственного — того самого, который запускает в мужской природе потаенные пружины любви». — «Подожди! Голос или есть, или его нет!» — «Я не имею в виду музыкальный дар; чистый певческий голос — редкость. Но любой голос можно наполнить чувством, смыслом и тайной». — «Пожалуй, — согласился Слава. Он огладил бороду. — Ты знаешь, я должен сказать, что мое отношение к Виардо начинает меняться. Я искал фото с ее руками, чтобы ты дал экспертную оценку». — «И что?» — «Не нашел таких, где можно что-то увидеть. А вот на фото юного Тургенева я нашел: указательный и большой пальцы можно довольно хорошо рассмотреть. Вот посмотри, что скажешь?» — «Да, вижу. Указательный палец гладкий, то есть фаланги без утолщений, книзу, к основанию, он немного расширен. Ногтевая часть большого пальца отогнута назад». — «И что это значит?» — «Такая форма, если принять во внимание и вторую фалангу большого пальца плюс указательный палец, означает дар художественного изображения реальности, причем тонкого и изящного. Сюда отнесем богатство во­ображения, замечательную образность, тончайшую наблюдательность, умение видеть и формулировать красоту мира в нюансах и деталях, без логических усилий получать верные суждения». — «Это точно! — воскликнул Слава. — Розанов, по-моему, говорил, что среди писателей нет равных Тургеневу в описании природы. Так, что еще?» — «Очертания ногтевой фаланги большого пальца выдают наклонность к экстазу, хотя скорее в физиологическом значении этого слова». — «Ба! И это мне понятно. Я где-то читал, что в роду Тургеневых были эпилептики. Надо же, просто поразительные вещи ты говоришь!» — «Искусный загиб первой фаланги обозначает юмор и гибкую волю, способность подстраиваться под обстоятельства: с добродушием, если они преодолимы, и с раздражением, если приходится подчиняться. Сама по себе толстая вторая фаланга большого пальца указывает на высокое происхождение, понимание и принятие общественной иерархии, согласно которой обладатель обращается с людьми иногда высокомерно и надменно, иногда смиренно и почтительно, хотя дух его не соглашается с таким наследственным поведением. В паре с указательным скрывается намерение покорить мир силой своего дарования, стать почитаемым и известным. А толстая вторая фаланга большого и расширяющийся книзу гладкий указательный предупреждают об угрозе переедания». — «О да! Тургенев был мужчина очень крупный и высокого роста. Реально, как теперь говорят, большой. Современники говорили, что Тургенев входил в комнату, как самоходная гора. Потрясал размерами». — «Наконец, я добавлю: любовь не к формам плоти, а к эмоциональной, романтической, уступчивой стороне женщины». — «То есть внешность партнерши его не особо интересовала! Правильно я понимаю?» — прервал Слава. «Интересовала, но приоритетом было освобождение женской души от диктата внешности». — «Что и доказала Полина Виардо». — «Именно».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или