Полная версия сайта

Владимир Финогеев: Безымянный союз

«Мне тут попалось в Интернете двустишие. Смешное, остроумное, жаль, не знаю автора...» —...

«Мне тут попалось в Интернете двустишие. Смешное, остроумное, жаль, не знаю автора...» — «Двустишие?» — переспросил я. «Это правда смешно!» — «Говори же!» — «Ну, слушай: «Вдали приметив пляж нудистский, почти бежали бурлаки». Слава расхохотался. Я следом. Слава передохнул, потом сказал: «Смешное в хитрых нюансах, которые трудно, да и не нужно растолковывать. Но есть одна очевидная вещь — временной разрыв, нестыковка во времени двух явлений, ибо нудисты появились много позже. Сигнал из будущего, да еще такой пикантный, залетел случайно. Так я думал первоначально. Потом я задал себе вопрос: а когда возник нудизм? Стал копать. Оказывается, первые нудисты появились в Германии в 1903 году». — «Вот так неожиданность. Я был уверен, они появились годах в шестидесятых, когда на Западе грянула сексуальная революция». — «И я был уверен, а оно вишь как! — Слава почесал затылок, подергал головой, скривился. — Теперь о бурлаках. Такой способ занятости вызывает некоторое внутреннее отторжение — труд тяжелый и унизительный, отсюда некоторое моральное беспокойство: человека ставят в один ряд с животным или ниже. Лошадей и быков не используют, видимо, дороже». — «Я так не считаю. Труд сам по себе не может быть унизительным, унизительной может быть оплата труда. Потом, есть и другая сторона. Несомненно, для некоторой части обездоленного населения это была единственная возможность выжить. А молодым, здоровым людям почему бы не размяться летом, да еще и подработать? Многие думают, бурлачество исключительно российский феномен». — «А что, нет?» — спросил Слава. «Есть наглядное опровержение — когда-то я видел картину итальянского художника, фамилию которого я не вспомню, кажется, Синьорини». — «Ты думаешь, это фамилия? Какая же это фамилия, это обращение к девушке!» — «Резонно. Но каких фамилий только не бывает. Может, и у нас есть какой-нибудь Сударынев? Но я, честно, не помню фамилию точно, помню, что итальянец». — «Про тебя тоже есть стишок в инете: «Ко мне пришли Альцгеймер с Паркинсоном и долго руку мне трясли». Слава захихикал. «Смешно», — вполне серьезно оценил я. «Да, но что за картина?» — встрепенулся Слава. «На ней изображены итальянские бурлаки. Они не так изнурены, не так сильно напрягаются и одеты вполне прилично по сравнению с бурлаками Репина. Ведь когда ты произнес двустишие про нудистов и бурлаков, у меня в сознании тут же всплыла картина Репина «Бурлаки на Волге», которые стали образом всех бурлаков в России». — «А ты знаешь, когда появились первые бурлаки в России?» — спросил Слава. «Нет. Но думаю, давно». — «Как давно?» — «А я тебе скажу: бурлачество начало развиваться России в XV веке. К XIX столетию бурлаков в России насчитывалось порядка 600 тысяч. В XIX веке паровые суда постепенно начинают завоевывать экономическое поле. Им не нужен попутный ветер, скорость их движения выше, грузоподъемность больше. Они начинают вытеснять парусный флот и труд бурлаков. Но вот вопрос: когда бурлачество полностью исчезло в нашей стране? Точной даты, естественно, нет, тем не менее ряд мнений сходится на том, что еще до 1910 года кое-где можно было наблюдать этот пережиток феодализма». — «Что же из этого следует? — спросил Слава, пытливо глядя мне в глаза. — Они разделены не временем, а пространством! Пространство преодолимо!» — «Это просто потрясающе! — сказал я. — Этот стишок надо брать эпиграфом к теории предсказаний». Слава был обескуражен: «Это почему же»? — «Будущее искали во времени — нашли в пространстве. Предсказания будущего слабо связаны со временем. Смысл в том, что сигнал поступает не из будущего, а из причинной среды, которая, по сути, есть волновая среда с определенной частотой и фазой, вполне описываемая пространственными характеристиками». — «Инте­ресно, — встряхнул головой Слава, хотя было видно, что теория предсказаний его мало интересует. Он поднял вверх указательный палец: — Но на самом деле я хотел, чтобы ты проанализировал руки репинских бурлаков. Потому что это двустишие, и мне оно напомнило картину репинских бурлаков. Почему я еще хотел, чтобы ты взглянул на их руки. Дело в том, что на его картине изображены настоящие бурлаки». — «Что ты имеешь в виду?» — «Репин знал их лично. Он встречался и беседовал с каждым, пытался узнать как можно больше о характере человека, его происхождении, как он попал в бурлаки». Слава вытащил из мобильного ряд картинок. Я взглянул: «Ну, что сказать? Мало индивидуальных особенностей. Репин в своей обыкновенной манере пренебрег руками. Не в укоризну сказано, он сосредоточился на изображении характе ров, которые передал обликом, лицом, фигурой, одеждой. Тем не менее попробуем что-то извлечь. Возьмем первого человека в упряжке, которому отведено центральное место, это, скорее всего, начальник или, лучше сказать, вожак артели. Кисть у запястья довольно узкая, большие пальцы довольно длинные, на левой руке у большого пальца кончик немного отогнут. Можно полагать, что ладонь и пальцы скорее длинные, чем широкие. По виду они гладкие, без узелков на фалангах. Сводя это воедино, мы говорим: данный персонаж свое происхождение имеет не из низкой, опустившейся или спившейся среды. Во-вторых, надо заметить, что это не крестьянин и не рабочий, для этого по классике большой палец бывает покороче и без отогнутой первой фаланги, которая говорит о некоторой утонченности, возвышенности, более духовной устремленности натуры». — «Подожди, а что такое «по классике»?» — «Я под этим имел в виду некоторые общие хирологические утверждения, по которым человек упрощенного внутреннего мира должен иметь и упрощенные руки, иными словами, упрощенность будет стремиться в ширину руки, то есть делать руки и пальцы шире, а утонченность будет удлинять руки и пальцы. Для упрощенности характерны выпуклые края и мясистое основание ладони, красные линии, грубоватая кожа, широкий папиллярный узор, толстые крупные ногти и так далее». — «А почему твой метод думает, что крестьянин или рабочий обязательно должен иметь грубую или упрощенную натуру?» — «Это хороший вопрос. Ты прав, не обязан рабочий или крестьянин иметь грубый интеллект или неразвитые духовные качества или чувства. Речь тут идет о статистическом эффекте, при котором имеющийся набор свойств выполняется или подтверждается на большом материале. Например, если мы возьмем 100 каменщиков и 100 поэтесс, то в преобладающем количестве, скажем, в 95 случаях, руки каменщиков будут более грубыми, чем руки поэтесс. Однако в оставшихся пяти мы можем встретить руку поэтессы, которая выглядит как рука каменщика, и наоборот, найдем каменщика с рукой поэтессы. Это будет нетипично. И может означать, что поэтесса способна класть кирпичи, а каменщик писать стихи или что они находятся в неустойчивом состоянии, которое будет стремиться к переменам, то есть поэтесса бросит писать стихи и уйдет возводить стены, а каменщик займет ее место». — «Хорошо, — сказал Слава, — так что ты можешь заключить о центральном персонаже?» — «Что он обладает умом, зрелостью, изначальной возвышенностью и устремленностью духа, что он может иметь дар слагать стихи или петь, что он более благородного происхождения, но это не отрицает наличия в нем упрощенной компоненты, которая привела его в бурлачество». — «Так ты можешь сказать точно, кто он?» — «Точно сказать нельзя, метод этого не позволяет сделать, но можно думать, что он выходец из дворян или духовного сословия». — «Поразительно, — сказал Слава, — ты угадал. Фамилия этого человека Канин, пел в церковном хоре, был пострижен в монахи, но не устоял в духовном подвиге, злоупотреб­лял алкоголем, скатился на дно. А что ты можешь сказать о его соседе слева?» — «Тут более физической силы и более низкого происхождения, поскольку большие пальцы у него короткие и широкие. Это физически сильный человек, с крутым нравом, хотя не лишен доброты и отзывчивости, но сильно захвачен материей жизни». — «Это нижегородский кулачный боец, летом тянет лямку, а зимой бьется на кулаках». — «Для кулачного бойца у него все-таки маловато выпуклой части в основании большого пальца. Но знаешь, — сказал я и многозначительно взглянул на Славу, — хирологический метод позволяет делать некоторые предсказания. Вполне можно утверждать, что у нудистов и бурлаков есть общая морфологическая черта. У тех и других, в массе, конечно, то есть статистически, безымянные пальцы будут длиннее указательных. Коренное значение безымянного пальца — творческое и стихийное начало личности. Указательный палец выражает участие в социальной жизни. У бурлаков указательный палец будет коротким — они не могут нести бремя ответственности ни за свою, ни за чужую жизнь, они не в состоянии себя социализировать, не в силах разобраться в социальных условностях и формальностях, они бегут от общества — вниз, в примитивный труд, пьянство, безобразия, непотребства. Нудисты бегут от социальных ограничений если не вверх, то вбок. Эстетизируют эротику и утверждают, что хотят слиться с природой, хотя первичный мотив — желание испытать новизну ощущений. Новизна — первый признак и смысл творчества. Поведение бурлаков и нудистов — это, по сути, тв орческий акт, формы которого определяются человеческими особенностями каждой группы».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или