Полная версия сайта

Ольга Анохина: «Злое очарование»

«Сидя в прибрежном ресторанчике, Анфиса любовалась морскими волнами, набегающими на берег......

Ольга Анохина

«Сидя в прибрежном ресторанчике, Анфиса любовалась морскими волнами, набегающими на берег... Девушка жестом подозвала официанта и заказала еще один коктейль, потом откинулась в кресле, подумав: «Как же хорошо!» — и... в этот момент поймала чей-то злой, колючий, липкий взгляд. А в следующую минуту над бьющейся в судорогах туристкой засуетились сотрудники ресторана...»

«С дочкой беда, Ольга Михай­ловна. Тает на глазах! Гово­рила я ей: не езди одна в Арабские Эмираты! Да куда там! Разве же она меня послушала... Вот и привезла какую-то заморскую лихорадку. Врачи в сомнениях. По всем анализам она здорова, но с тех пор, как с ней случился приступ в том проклятом ресторане, ей плохо. Каждый день ее тошнит, она почти ничего не ест, похудела — ужас! Кожа да кости остались. Может быть, вы поймете, что с моей девочкой?» — Надежда не выпускала из рук салфетку, вытирая набегавшие слезы.

Анфиса всегда была готова помочь подругам, утешить их и уберечь от проблем. Именно к ней они обращались за помощью в случае чего. Анфиса журналист, давно уже со знанием дела пишет о социальных проблемах, пытается их решать, подключая свои довольно обширные связи и знакомства. Конечно, когда пропали две ее школьные подруги, отправившиеся отдыхать в Арабские Эмираты, их матери позвонили ей. Анфиса тут же купила билет, забронировала недорогой отель и поспешила в тот же город. След подруг отыскала быстро, поскольку и в этой стране у нее были полезные знакомства. «Как думаешь, куда они пропали?» — спросила она Амира, одного из своих друзей, менеджера сети оте­лей, которому в прошлом помогла с рекламой. «Куда-куда... Русские туристы часто нарушают законы нашей страны, даже не ведая того. А уж девушки, да на отдыхе, да одни... Легко могли в беду попасть. Постараюсь ра­зузнать, что с твоими подругами случилось», — пообещал он. Через неделю отыскался след. Обеих подруг отвезли куда-то в дальнюю провинцию. Анфиса подняла на уши консульство, те подключили местные власти... Оставалось только ждать. Вот Анфиса и решила немного расслабиться — посидеть в уютном ресторанчике на побережье. Где, по словам ее матери, а потом и самой Анфисы, которую Надежда привезла ко мне на следующий день, и случился внезапный приступ.

«Пропавших-то удалось найти, в конечном счете?» — «Удалось. Вмешалась полиция, девчонок отыскали, вызволили, сразу отправили домой. Это все уже без моего участия, я улетела раньше и сразу попала в больницу, — вздохнула девушка. — А девчонки вернулись в ужасном состоянии. Вроде здоровы, а тоскуют по своим «мужьям» — мужчинам, которые их украли... Хотят обратно. Родственники их денно и нощно стерегут. Боятся за них. Да и я боюсь — и за них, и за себя». — «Знаешь, во всем, что происходит, я вижу один корень». — «Какой же? Они-то не болеют, только тоска у них. Что-то вроде стокгольмского синдрома. Ну, знаете, когда жертвы начинают сочувствовать похитителям, оправдывать их и даже влюбляются в них. А я ни в кого, слава богу, не влюбилась. Просто физически очень плохо себя чувствую...» — «Это потому, что у тебя очень сильная энергетика. Сама же помнишь: в том ресторанчике, прежде чем упасть, ты почувствовала чей-то неприятный взгляд. Возможно, один из похитителей пытался тебя приворожить, да не получилось. Считай, тебе повезло. Во-первых, отчасти сработала твоя природная защита, а во-вторых, рядом были люди, что помешало злоумышленнику сосредоточить на тебе всю мощь своего черного дара. Иначе бы ты тоже в каком-нибудь отдаленном селении оказалась... В результате на твоих подругах мощный приворот, а на тебе — порча. Все это нужно снять. Я знаю заговор, который поможет. Пригласи-ка тех подруг в ваш загородный дом в гости на три дня. Мне тоже придется у тебя в это время пожить». На том и порешили.

Я не просто так напросилась к девушке в гости. Обряд следовало проводить на пороге дома в течение трех дней — утром, вечером и ровно в полночь. Пока я читала заговор, все три подруги должны были сидеть в доме за одним столом. А читала я такие слова: «Отыде, диаволе, от храму и от дому сего, от дверей и от всех четырех углов. Нет в тебе, диаволе, части и участия, места и покою, здесь Крест Господен, Матерь Христова, Пресвятая Богородица, святый Петр, святые евангелисты: Иоанн, Лука, Марк, Матфей, святые архангелы: Михаил, Гавриил, Рафаил, Уриил, Салафиил, Иеремиил, Иегудиил, Варахиил. Силы небесные ликовствуют, святые херувимы и серафимы, святой Михаил, ныне по всей вселенныя, по них же полки держит святый Петр, палицу держа, здесь рождество Предтечи, здесь тебе, диаволе, нет части и участия, места и покою, не делай пакости, диаволе, сему месту и дому, и человеку, и скоту, и всем рабам Божиим, беги отсюда во ад кромешный, где твой настоящий приют, и там да обретайся. Слово мое крепко, яко камень. Аминь, аминь, аминь!»

Через неделю после того, как мы разъехались по домам, мне позвонила мама Анфисы. «Сначала, Ольга Михайловна, я думала, что не помог ваш заговор. А вчера Анфиса пожаловалась: мол, глаз болит! Я присмотрелась — и увидела волос. Не ее. Она у меня светленькая, а волосок черный, жесткий. Я его потянула — и вытащила. Длинный, сантиметра три, не меньше. Как она все это время с ним ходила, не понимаю. Но как только дочка избавилась от волоска, ей сразу легче стало. Вечером Анфиса созвонилась с подругами. Оказалось, что и у них в глазах обнаружился какой-то сор. У одной — несколько песчинок, у другой — ресница... Как только глаза промыли, девочки сразу повеселели. Теперь все трое чувствуют себя прекрасно!»

Вопросы для Ольги Михайловны Анохиной вы можете оставить, обратившись в редакцию по телефону  +7 (495) 753 41 54.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или