Полная версия сайта

Ольга Анохина: «Ложный ангел-хранитель»

«Что же ты, Любавушка, за добро мне не платишь? Али не помнишь, что обещала самое дорогое за науку...

Ольга Анохина

«Что же ты, Любавушка, за добро мне не платишь? Али не помнишь, что обещала самое дорогое за науку мою, за помощь?» — стоявшая возле кровати дева в белых одеждах укоризненно качала головой. В соседней комнате дочь зашлась кашлем, и Люба, не помня себя от тревоги и страха, поспешила к своему сокровищу. А потом, рыдая, принялась звонить в «скорую»...»

«Ольга Михайловна, помогите! Я не могу справиться! Пытаюсь у дочери жар остудить, боль снять, но между мной и моим ребенком будто блок какой-то стоит! Ничего не получается!» — рыдала у меня на груди одна из самых моих способных учениц, когда я стрелой примчалась в детcкую больницу. Именно туда доставили дочь Любавы Раду с выматывающим кашлем и температурой под 40. Кашель купировали, температуру немного сбили, но диагноз пока не поставили. «Мне сказали, у Радушки в легких чисто, — рассказывала Любава. — Сейчас ее на аллергическую реакцию проверяют. А я, кажется, знаю, в чем дело. Я виновата. И за что она так со мной?» — «Кто — она?» — «Да наставница моя!»

Я растерянно посмотрела на свою ученицу. Ее единственной наставницей я считала себя. Мы познакомились с Любавой около трех месяцев назад. Я возвращалась с рынка, нагруженная продуктами и травами, необходимыми для обрядов. Радовалась первым лучам почти весеннего солнышка: февраль в наших краях не то что в средней полосе, теплый, хоть и сырой. И вдруг меня словно бы в сердце что-то кольнуло. В стороне от рынка — поле, посмотрела я туда, а там вороны хоровод водят: явный след чьего-то колдовства. Вороны — птицы магические, ведовство да магию чуют и слетаются тут же... Стало мне любопытно, кто же такую стаю умудрился собрать? Подошла поближе и увидела рыжеволосую женщину: стоит, смеется, руки подняты вверх. Вокруг нее ветер, а она кричит, глядя в небо: «Сильнее! Пуще!» Ничего себе! Давно я такой сильной волшебницы не видела... Энергию девать некуда, вот с ветром в чистом поле и играет. Ох, такой дар, когда пользоваться им не умеешь, может навредить... Конечно, в стороне я остаться не смогла, познакомилась. Любава, как оказалось, давно мечтает о наставнике, да найти не может. «Меня эта энергия прямо душит иногда! Я тогда нервничаю, злюсь, скандалы мужу закатываю, на дочь ни за что кричу. Вот и придумала такой способ — в поле кричать». — «Не самый плохой, кстати, — отвечаю ей. — Но учиться тебе нужно...» И вот уже три месяца Любава ко мне исправно приходила. И вдруг какая-то неизвестная наставница проявилась...

«Ольга Михайловна, вы моя земная наставница, а она — небесная. Пришла ко мне почти сразу после встречи с вами. Только является она мне в момент, когда засыпаешь, но еще не совсем уснул... С тех пор, как мы с вами начали заниматься, я много видений вижу. Разные миры, странных животных... А не так давно пришла она — девушка в белых одеждах. Сказала, что ее зовут Фатима и она небесный посланник, говорит: буду тебе помощницей и учителем в этом мире...»

«Дай угадаю: она попросила тебя провести незнакомый обряд на странном языке?» — «Да, сказала, что это поможет нашу с ней связь укрепить». — «А в залог что попросила оставить?» — «Ой, а откуда вы про залог знаете? Да, просила. Самое дорогое, что у меня есть. Я сразу поняла, что речь о моей силе... И согласилась». — «Любава, ну ты же умная, взрослая женщина. При чем тут, скажи на милость, твоя сила? Подумай, что для тебя, матери, самое дорогое?» У Любы округлились глаза: «Ох... Так вот почему доченька заболела! А я решила, что Фатима у меня силу забрала, потому и не могу помочь дочке выздороветь...» — «Нет, сила все еще при тебе, а вот Раду твоя «небесная наставница», похоже, решила забрать. Ну-ка вспомни, о чем мы с тобой в самом начале занятий говорили?» — «О том, что нужно остерегаться демонов нижнего мира. Но она же не демон...» — «Почему? Потому что девушка пришла к тебе в белых одеждах? Да нечисть любой образ может принять, лишь бы договор с человеком заключить! А больше всего эти создания любят лакомиться энергией молодых и неопытных магов. С ребенком твоим ничего особенно страшного бы не произошло, просто ты стала бы за свою дочь волноваться и переживать в три раза больше. Сегодня на нее кашель напал, завтра она ногу бы подвернула, послезавтра проблемы в школе бы начались. Ты нервничаешь, а дух, к тебе прикрепившийся, твоими эмоциями кормится!» Подошла я к кровати Рады в палате, послушала, как беспокойно девочка спит, и повернулась к своей ученице: «Все с дочкой хорошо будет, если мы с тобой прямо сейчас разрушим обряд, которым ты себя с тем духом сцепила». Положила я руки на голову своей ученицы и попросила негромко за мной повторять: «Всуе ты трудишься во мне, падший архистратиг. Я — раба Господа моего Иисуса Христа; ты, превознесенная гордыня, унижаешь себя, так усиленно борясь со мной, слабой. Аминь. Именем Господа Иисуса Христа и Его страданий за род человеческий, изыди, враг рода человечьего, из сей рабы Божией Любавы. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь». И только мы вместе последние слова произнесли, порывом ветра распахнуло форточку. И только нам двоим было видно и слышно, как с визгом вылетело в окно что-то темное и устремилось вниз...

Дело было вечером, а утром, после обхода, врачи, пожимая плечами, заверили Любаву, что ее дочь выздоровела: ни температуры, ни кашля, ни, судя по результатам анализов, аллергии... Предложили оставить Раду в больнице еще на пару дней, чтобы понаблюдать за девочкой, мало ли что. Но Любава дочку сразу домой забрала».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или