Полная версия сайта

Виктория Маслова: «Судьба мудрее нас»

Что такое триггер, я испытала на себе. И больше не хотела бы сталкиваться с чем-то подобным. Это...

Виктория Маслова

Тодоровский меня запомнил. Возможно, чувствовал некую вину за то, что подарил ребенку надежду, которая так и не сбылась. Если бы я снялась у него тогда, то, наверное, сразу взлетела бы на вершину популярности. Как целая плеяда молодых актеров после фильма «Стиляги». Позже на вершину пришлось подниматься самой. Хотя что ни делается, все к лучшему. Ребята были уже взрослыми, когда снимались в «Стилягах», а я в 2001-м — совсем девочкой. Могла не выдержать испытания медными трубами.

А Валерий Петрович вскоре пригласил сняться в «Любовнике». Роль маленькая и бессловесная — «девушка Пети», так звали сына главного героя. Мой первый выход на площадку состоялся в Минске, а первым партнером в кино стал великий Олег Иванович Янковский. До девушки Пети я сыграла еще его жену, погибающую в начале фильма от сердечного приступа. На эту «роль» меня взяли, потому что была очень худенькой, практически невесомой, а Янковскому нужно было поднимать с пола бездыханное тело. Лицо мое в этот момент не показывали.

С Гармашом познакомились смешно. Ему рассказали, что я должна была играть его дочь в фильме «Последний забой», сама из города Шахты. Сергей Леонидович, видимо, подумал, что я — провинциальная дурочка, никого не знаю. Решил разыграть. Подходит и говорит:

— Здравствуйте! Я Олег Янковский.

— Очень приятно! Нина Усатова, — отвечаю.

И оба покатились со смеху.

После «Любовника» не пересекались много лет, а потом случайно встретились в Москве в кафе. Я там сидела с подружкой, когда позвонила мой агент: «Вика, у тебя на днях пробы в Санкт-Петербурге. Партнером будет Гармаш, но его не вызывают, тебе подыграет кто-нибудь другой». В этот момент повернула голову и увидела, что на летней веранде в нескольких метрах от нас расположился Сергей Леонидович. Не поверила своим глазам, толкнула подружку:

— Посмотри, это Гармаш? Мне не кажется?

— Да, он.

— И по телефону сейчас о нем говорят. Будем вместе сниматься.

— Так подойди!

Гармаш не узнал — столько времени прошло. Подумал, что очередная поклонница хочет сфотографироваться со звездой. Предложил присесть.

— Вы, конечно, не помните, но я та самая девочка, которая с вами снималась в фильме «Любовник»...

— Да иди ты! Не может быть! — просиял Сергей Леонидович.

Схватил телефон и снял нас вдвоем. Стал расспрашивать, где я, что я. Пригласил на свой спектакль, дал номер телефона. Я сходила в «Современник». Какое-то время созванивались, переписывались.

Фильм, в котором мы должны были снова сниматься вместе, к сожалению, не был запущен в производство. Но я бережно храню в памяти и эту нашу встречу, и воспоминания о съемках в «Любовнике». Минск для меня до сих пор один из любимейших городов на земле. А Валерия Петровича Тодоровского и Олега Ивановича Янковского считаю своими крестными отцами в кинематографе.

— После съемок у Тодоровского судьба ваша была решена? Вы могли стать только актрисой?

— Да нет, были и другие варианты. Например могла бы стать певицей, и необязательно эстрадной. Хорошо пела, занимала призовые места на вокальных конкурсах и одно время подумывала поступить в «Гнесинку». Но все-таки сделала выбор в пользу театрального института. Тодоровский советовал не разбрасываться, сконцентрироваться на «Щуке» или Школе-студии МХАТ. И мы с мамой отправились в Москву.

Валерий Петрович познакомил с Женей Мироновым: «Пусть с тобой позанимается». Встречу назначили на Чистых прудах. Миронов был в элегантном черном пальто и классических туфлях. Тодоровский еще пошутил: «Ну вот, на звезду становишься похож». Да простит меня Женя, но тогда он еще не был тем великим Мироновым, которого все знают сейчас.

Женя привел нас с мамой в «Современник», в репетиционный зал. Я читала ему стихи Киплинга и Маяковского, а он делал очень интересные и точные замечания. Мне хотелось себя ущипнуть — не верилось, что это происходит наяву. Рассказать кому-нибудь — не поверят: Миронов готовил меня к экзаменам! Вскоре Валерий Петрович дал еще одного прекрасного «репетитора» — Лену Ксенофонтову. Сейчас она очень популярна, а тогда только начинала. На мой взгляд, Лена — актриса редкого дарования, я видела некоторые ее спектакли. Занимались у нее дома. Репетировали поэму Пушкина «Русалка» и «Повесть о Сонечке» Цветаевой. Никогда не забуду, как радушно Лена принимала — поила чаем, угощала вафельным тортиком.

Статьи по теме

комментировать

Фото Виктории Масловой



ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Ну что, удачно сыграла психопатичную девицу. Пока всё.

  • #
    Грязные предложения, как я понимаю, делал Марк Захаров.

  • #
    Осьминожка-1480, ну значит, Вы сама- скучная, пресная, пустая.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение