Полная версия сайта

Максим Радугин. Большой романтик

Узнавать на улицах впервые стали после «Принцессы цирка». Но молодежь в основном помнит меня по...

Записала Мария Черницына
|
Мария Черницына
|
01 Декабря 2019
Максим Радугин

Друг шагнул в облака первым, следом я... Считаю, как учил инструктор: один, два, три — дергаю кольцо, а оно тугое и непонятно, открылся ли купол. В следующий момент сильно тряхнуло и я повис на стропах. Кричу:

— Ро-омка-а!

Слышу в ответ:

— Ма-акс!

И тут над ухом кто-то спокойно говорит:

— Привет!

Оборачиваюсь: парня прямо на меня несет! Кричу:

— Лети на фиг отсюда!

Тяну в панике за стропы, купол складывается... Парень, видно, тяжелее был — пролетел мимо. Не успел обрадоваться — щелчок, будто лямки с плеч соскочили. И под ногами раскрывается резервный парашют, а до земли еще триста метров. В результате приземлился на двух парашютах. Больше в жизни такого не повторю!

Кстати, поступить в театральный — почти как с парашютом прыгнуть: такой же шаг в неизвестность... Смешно, но на первый наш с Нелли поход в Театр Вахтангова я захватил карту Москвы — не знал, где он находится. Шел по арбатскому переулку мимо Щукинского училища, у которого ребята играли на гитарах, и думал: «ПТУ, что ли, какое-то?» Не знал тогда, что скоро сам там учиться буду.

На курсах моделей у Зайцева нам преподавали в том числе и актерское мастерство. Эти занятия так понравились, к тому же казалось, что у меня здорово получается. Недолго думая, я решил параллельно с учебой в МИРЭА поступать в театральный вуз.

Выяснил, что предстоит показываться комиссии, а я страшно боялся выступать на публике — у меня это с детства. В школе стихи перед классом иногда отказывался читать, если вызывали, говорил, что не выучил. После урока подходил к учителю: «Можно сейчас расскажу? При всех стесняюсь». Педагог внушал — надо преодолевать свой страх. Перед поступлением в театральный начал с комплексом бороться: например заходил в метро с включенным радиоприемником, чтобы привлечь к себе внимание. Или, допустим, кришнаиты танцуют на Арбате, я присоединяюсь — тоже пляшу. Нелли возмущалась: «Хватит паясничать!» и утаскивала меня поскорее. А я вдруг стал кайфовать от собственной смелости! Однако в ответственный момент страх все-таки подвел...

Сначала хотел во ВГИК. Сейчас удивляюсь своей самоуверенности: ведь как задумал поступать, так и явился туда — в сентябре! Когда набор давно закончился. Завкафедрой актерского мастерства посмотрела оценивающе на мою внешность: «Можно к Райхельгаузу попробовать в «Школу современной пьесы», он как раз курс набрал, вдруг и тебя возьмет».

Договорилась, чтобы Иосиф Леонидович меня посмотрел. Я наспех выучил басню, песню, прозу, но на прослушивании постоянно сбивался и забывал слова. Райхельгауз смотрел-смотрел и заключил: «Вы, наверное, не до конца готовы». Слушал он меня вместе с режиссером Виктором Шамировым, который посоветовал: «Тебе бы на курсы театральные походить». И я вернулся во ВГИК, учился на подготовительных, очень хотел поступить к Баталову. При этом, как многие, пробовался во все театральные вузы.

комментировать


< script> window.MTT.wrapper({ adfox: { ownerId: 277740, params: { p1: 'cithj', p2: 'gdwh', } }, banner: { lazyLoad: { distance: 500 }, }, containerId: 'adfox_158032104485432586' });
ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Хорошее интервью, прочитала с удовольствием.
  • зойка

    #
    Очень классно!

  • #
    Кто это? Вы уже у дворников около редакции берете интервью?!?

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение