Полная версия сайта

Александр Алешников. Взрослые дети

Самую, пожалуй, известную свою роль моя мама, Лилиана Алешникова, сыграла в картине «Взрослые дети» — молодой жены, по сути еще девчонки. А отец, Яков Сегель, двенадцатилетним запомнился в «Детях капитана Гранта».

Лилиана Алешникова

Самую, пожалуй, известную свою роль моя мама, Лилиана Алешникова, сыграла в картине «Взрослые дети» — молодой жены, по сути еще девчонки. А отец, Яков Сегель, двенадцатилетним запомнился в «Детях капитана Гранта». «А ну-ка, песню нам пропой, веселый ветер»* — звонко выводил его Роберт. Родители такими и были: романтичными, влюбленными в жизнь, смелыми, порой безбашенными.

Мама легко, для удовольствия занималась спортом, играла на любых музыкальных инструментах и умела управлять всеми транспортными средствами, кроме космической ракеты и подводной лодки. Могла на Новый год, когда гулянье в компании приятелей-кинематографистов набирало обороты, а выпивка заканчивалась, вместе с подружкой актрисой Валей Малявиной на мотоцикле помчаться в магазин. Хулиганки!

У нас и бабушка гоняла до старости. Дочь с зятем, переживая за ее здоровье, даже разыграли кражу мотоцикла, сочинив, что воры ночью вскрыли гараж. Бабушка бросилась на «место преступления», туда подошел оперативник, согласившийся подыграть родителям, и заверил, что пропажу постараются найти. А до тех пор она везде ездила на мотоцикле — в булочную, в гости, в театр. Несколько раз милиционеры останавливали ее, принимая за девчонку: стройная фигура, модный комбинезон, кстати, самосшитый — она снимала шлем и патрульные столбенели, видя улыбающуюся немолодую даму.

Элеонора Александровна отличалась мушкетерским нравом, как-никак француженка. Ее семья до революции приехала в Баку, где отец налаживал работу лимонадного завода. Мой прадед увлекался авиацией и в Гражданскую помогал белым: летал на своем аэроплане на разведку. Его в воздухе и убили. В качестве компенсации за потерю кормильца власти выдали Виктории Францевне большие деньги — сто рублей, и городовой провожал до дому заплаканную вдову двадцати шести лет с четырьмя детьми.

Та собиралась увезти их в Америку: еще при жизни супруга богатые родственники прислали «пермиты», то есть разрешения на въезд, и билеты на пароход. Но выяснилось, что все это прадед за три дня до гибели проиграл в карты, и осиротевшее семейство осталось в Баку, куда вскоре нагрянули большевики. Из фамилии де Бендак прабабушка ради спасения себя и отпрысков убрала предлог, но оставались сложности: она плохо говорила по-русски и не имела никакой профессии. Единственное, что могла, — плести макраме и печатать на машинке, тем и стала зарабатывать.

Дочерей Виктория Францевна устроила в один из еще остававшихся девичьих пансионов. Три сестры занимались там вокалом, а Элеонора — балетом, потому что после ангины ей было запрещено не только петь, но и громко говорить. Дрыгоножка оказалась талантливой и в двадцать уже выступала в Москве, в Большом театре, правда в кордебалете.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или