Полная версия сайта

Олег Штефанко: «На будущее, как всегда, не загадываю»

Откровенное интервью артиста о своей жизни до и после отъезда в Америку.

Олег Штефанко с родителями и братом

Наказывала за проделки всегда мама: плачет, бьет, потом снова плачет. Папа обычно занимал нейтральную позицию и ни во что не вмешивался, но я его почему-то все равно побаивался. Мы не были так близки, как с мамой, хотя имели общие мужские увлечения: отец все время что-то мастерил, надстраивал балкон, чинил технику... И я помогал, теперь дома тоже постоянно крашу и строгаю. В общем, с руками дружу.

Маме же обязан творческими задатками: в четыре года она решила отдать меня на скрипку. Во втором классе попал в коллектив народных танцев, а в четвертом учителя заметили, что хорошо читаю стихи, и предложили записаться в кружок художественного слова в Доме пионеров (где меня и готовили к поступлению в театральный институт). С тех пор от школы часто катался по разным фестивалям, что позволяло прогуливать уроки. А непосредственно к профессии подтолкнул случай: в классе появилась новенькая, которая усиленно готовилась в актрисы. Мы оказались за одной партой, и этой девочке удалось заразить меня своей мечтой. В Донецке было всего два института: торговый и политехнический, но ни тот ни другой не интересовал. Со временем я понял, что вообще не могу заниматься одним и тем же больше месяца — надоедает. А актер постоянно меняет маски.

Летом поехали с мамой в Москву: я подал документы в Щепкинское училище и Школу-студию МХАТ. В другие театральные вузы не стал даже соваться — попросту не знал, где они в столице находятся. Прошел в оба, на третьем туре надо было определяться. Заметил, что во МХАТ берут ребят крупных, фактурных, а я в свои шестнадцать был мелким — вытянулся и возмужал только годам к двадцати пяти. В общем, решил не искушать судьбу и отнес документы в Щепкинское. У меня был жуткий украинский говор, но при всем своем природном стеснении я понимал: это мой звездный час. Поэтому с готовностью показывал, что просили: петь — пожалуйста (хоть и не умею)! Плясать — так цыганочку с выходом! Набиравший курс Виктор Иванович Коршунов сначала во мне сомневался, но другие педагоги его убедили: «В парне что-то есть!»

— Кто-нибудь еще с вашего курса стал известным?

— Со мной учились Игорь ХристенкоДима Назаров... Последний был тогда еще без своих знаменитых усов. Подрабатывал на кондитерском комбинате и приносил оттуда всякие вкусные рулеты, пирожные — подкармливал весь курс, чему особенно радовались мы, приезжие. Я с тремя однокурсниками обитал в общежитии на Лосином Острове. До училища добирались на электричке, иногда шиковали — за два рубля вчетвером брали машину. Потому что опаздывали частенько: почти каждую ночь в общаге случались посиделки с гитарами... Жили весело и бедно. Родители всем присылали провиант, и иногда на общем столе оказывались причудливые сочетания, например шмат сала и банка малинового варенья. А хлеба при этом никто не купил!

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или