Полная версия сайта

Елена Пинджоян. Когда звезды были маленькими

Руководитель детского ансамбля «Непоседы» вспоминает своих знаменитых выпускников и рассказывает, о том, почему Настю Задорожную травили, что случилось, когда Владик Топалов влюбился в Юлю Волкову, и отчего Сережа Лазарев впал в депрессию.

Юлия Волкова и Лена Катина

«Падайте ниц, звезда пришла!»

«Непоседы» существуют давно, и претендентов поступить к нам всегда было предостаточно. Но в последнее время на кастинги приходит немыслимое число детей — целые толпы. То же наблюдают во всех знакомых мне детских коллективах. Причина в песенных конкурсах. Конечно, «Голос» — потрясающее шоу. Оно дает такой мощнейший заряд адреналина, что даже меня накрывает с головой. Если на старте проекта относилась к нему достаточно сдержанно, то уже к середине первого сезона меня просто захлестнули эмоции. И на следующий год в конкурсе участвовало уже несколько наших воспитанников.

Для меня стало открытием, что дети, которые не смогли пройти слепые прослушивания, проявляют невероятную стойкость и напористость. Скажем, в нынешнем третьем сезоне на первом же этапе отсеяли нашу ученицу Настю Воробьеву. Перед зрителями она сдержала эмоции, но сойдя со сцены, не могла успокоиться два часа. Так плакала, что мне мама ее звонила, спрашивала, что делать. Мы привели Настеньку в чувство, порешили, что больше — никаких конкурсов. Однако не прошло и месяца, как Настя призналась, что выбирает песню для нового «Голоса». Иными словами, это шоу вырабатывает характер и внутреннюю стойкость.

Но находясь за кулисами с первых дней, могу заверить: маленьким исполнителям приходится непросто. Многие проблемы следуют из неправильного отношения родителей: они забывают, что «Голос.Дети» прежде всего — шоу. Формат телевизионного конкурса не может дать объективной оценки вокальных данных и артистизма, это всегда игра, лотерея. Надо быть готовым к тому, что даже хорошо подготовленного ребенка могут «зарубить». Шоу продолжается почти полгода, наставники понимают, что впереди — работа с детьми на длинной дистанции. И выбирают они, исходя из различных критериев. Вдруг у мальчика, которого они отметили, как раз во время проекта случится ломка голоса? Так было с моим выпускником Ивайло Филиповым. А ведь он уже дошел до финала...

Конкурсант может и вовсе не попасть в эфир. Только потому, что до него не дойдет очередь. Никто заранее не знает, скольких детей успеют прослушать наставники, прежде чем наберут свои команды. Поэтому претендентов готовят с запасом: на репетиции, например, ходят пятьдесят человек, а по телевизору покажут только сорок пять. Так не повезло моей воспитаннице Арише Мироновой. В прошлом году она прошла отбор на слепые прослушивания, отработала несколько репетиций, но очередь до нее так и не дошла. Последнему наставнику — Максиму Фадееву не хватало всего одного участника, и он взял девочку, которая вышла на сцену перед Ариной.

Я, честно говоря, была рада такому повороту. Моя девчушка даже на репетиции волновалась так, что еле дышала. Я спросила:

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или