Полная версия сайта

Елена Пинджоян. Когда звезды были маленькими

Руководитель детского ансамбля «Непоседы» вспоминает своих знаменитых выпускников и рассказывает, о том, почему Настю Задорожную травили, что случилось, когда Владик Топалов влюбился в Юлю Волкову, и отчего Сережа Лазарев впал в депрессию.

Участники Театра-студии «Непоседы»

Подходим к отелю. На первый взгляд полный порядок: здание целехонько, ни пожарной машины, ни «скорой» не видно. Значит, все живы. Может, и вправду спят? Только расслабились, как вдруг видим — по балкону второго этажа, цепляясь руками и ногами за ограждение, в сторону номера, где живут Лазарев, Топалов и еще пара мальчишек, медленно ползет Аня Дякина. А следом явно готовится Юля Волкова. Ну прямо Человек-паук!

Тут надо сказать, что «Непоседы» всегда и везде живут одной шумной веселой компанией. Не бывало такого, чтобы разбегались по парам. Все дни рождения, праздники — они вместе! Я даже удивлялась, как только не устают друг от друга. Помню, в «Артеке» так умоляли их не разделять, что я даже упросила администрацию поселить всех в одном домике. Но проникать в комнату мальчишек в тихий час было явным нарушением режима, причем злостным.

Когда Аня уже практически добралась до цели, Юля бросила взгляд вниз на улицу и заметила нас. Тогда она громогласным шепотом — никогда бы не поверила, что можно шептать на весь отель, но это было именно так! — предупредила товарищей: «Они идут!» Мы тут же подобрались и, как заправские спецназовцы, пулей бросились в гостиницу, прямиком в комнату мальчиков. Рывком открываю дверь — в номере полная тишина. На первый взгляд мальчишки спят. Вот только все как один натянули одеяла на головы... Понятно, что они буквально секунду назад в постели плюхнулись. И никого из девчонок, которые вроде бы должны быть здесь. Короче, кинулись к девочкам, а там... пусто! Только одинокая тапка валяется посреди комнаты. Мы бежим обратно. Конечно, там девчонки и нашлись: попрятались за занавесками. Пришлось строго поговорить...

Переходный возраст, как к нему ни готовься, наступает всегда неожиданно. А у юных «непосед» он зачастую начинается даже раньше, чем у их сверстников. Вроде бы я уже должна к этой метаморфозе привыкнуть за четверть века, но каждый раз поражаюсь.

Еще вчера ты дружил с ребенком, обсуждал с ним планы на будущее, что-то рассказывал — и он тебя внимательно слушал, старательно выполнял все, что ему говоришь, в рот смотрел. А сегодня малыш, которого с пеленок знаешь как облупленного, внезапно сорвался с цепи. И вмешиваться в этот процесс, контролировать его бесполезно. Ты больше не авторитет. Тебя не воспринимают как разумное существо. Не слышат вообще.

Я помню, как фантастически резко, просто в кратчайшие сроки Волкова из девочки-колокольчика превратилась в настоящую оторву. И я сказала ее маме, что больше Юлю в поездки брать не буду. Началось с того, что она стала краситься. А я ярый противник макияжа на лицах маленьких девочек. Всегда думала, что это вульгарно и преждевременно. Перед выходом на сцену еще можно нанести чуть-чуть румян на слишком бледные от волнения щечки, но не более того.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или