Полная версия сайта

Исповедь тайной жены Михаила Евдокимова: «Я не хотела разрушать его семью»

Надежда Жаркова, родившая Михаилу Евдокимову дочь, – о 17 самых счастливых годах своей жизни.

 Надежда Жаркова с дочерью

Когда дочь подросла, она стала задавать вопросы, когда Миши долго не было: «Где папа?» Я всегда отвечала: «Он на гастролях». У артиста вся жизнь на чемоданах, поэтому дочери было легко объяснить эти отлучки. Правда, какие-то сомнения в ее головке все же стали зарождаться. Помню, как она однажды спросила: «А почему у вас с папой нет свадебных фотографий?» Я замялась, а потом туманно ответила: «Понимаешь, я была замужем, и твой папа был женат, поэтому у нас нет свадебных фото... Так уж сложилось...»

Больше вопросов она не задавала, прекрасно видела, с какой любовью Миша к нам относится. Однажды, помню, проезжаем мы с ним мимо метро «Улица 1905 года». «Тормозни!» — просит Миша шофера у цветочного магазина. Он выскочил и купил мне необычный букет в виде сердца — такой огромный, что еле в багажник засунули. Настя открывает дверь и ахает от восторга: «Как же тебя папа любит! Я бы хотела, чтобы и меня так любили...»

Миша никогда без цветов не приезжал, всегда привозил подарки. Надевал тапочки, ложился на диван у телевизора, с удовольствием ел пельмени. Конечно, я заранее готовилась к его приходу, наши встречи были настоящим праздником. Он любил мою стряпню, я не только лепила пельмени, но и варила гороховый суп, жарила пирожки. Специально для него вычитывала в разных книжках рецепты интересных блюд. Миша любил поесть под свою алтайскую водочку. Вначале мы ее оттуда привозили, а потом Миша стал выпускать свою, под названием «Почтенная». На бутылке была наклейка с его изображением. Да он сам и рецепт сочинил — на черемухе.

Все было хорошо — и в то же время не хорошо. Помню, когда родилась Настя, мама приехала мне помогать. У нее был день рождения. За столом собрались друзья, пришел Миша маму поздравить. Тут она ему и «влепила»: «Миш, как вы собираетесь дальше жить? У тебя семья, у дочки теперь двое детей...» Миша опустил глаза, помолчал, а потом честно сказал: «Простите меня... Я не могу оставить семью, но и без Дюли жить не могу». И больше таких вопросов ему никто не задавал...

В том, что Миша не бросил семью, считаю, он проявил большое мужество. У артистов ведь как принято: раз женился, два женился, развелся и опять женился. Миша был человеком надежным: сказал — сделал. И никогда мне ничего не обещал, не врал. Единственное, что он повторял, это: «Я тебя никогда не подведу и не брошу! Знай, это на всю жизнь...»

Года за два до его губернаторства Гале все-таки кто-то обо мне доложил. Помню, как Миша приехал к нам и сказал, что, мол, кто-то о нас жене настучал, и у него в семье из-за этого неприятности. Галя стала, по его словам, допрашивать: «Кто такая Жаркова? А что за Настя?» Он не признался, не хотел ее обижать. Не знаю, может, ему там какие-то условия поставили, может, он клятву какую-то давал... Я не лезла в это. Но за него, конечно, переживала. И его жену как женщину прекрасно понимала. А он меня за это уважал еще больше.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или