Полная версия сайта

Погубленная любовь княгини-цыганки Александры Голицыной

Когда в обществе узнали, что князь Голицын женился на цыганке Саше Гладковой, что тут началось! Цыганами он буквально бредил...

Ляля Черная

В 1883 году Сергей Михайлович женился на дворянке Никитиной. По слухам, князь вполне обеспечил Александру Осиповну с детьми, которые оставались его законными наследниками и носили княжеские титулы. Александра Осиповна прожила свой век в Москве, слыла меценаткой. Так, она от своих щедрот до конца жизни бабы Тани положила ей пенсию.

В начале XX века следы княгини-цыганки затерялись. Известно лишь, что в 1909 году она передала городу свой большой дом в стиле ампир в 4-м Сыромятническом переулке, где было устроено казенное училище. Под старость жила тихо, скромно, очень любила ездить в цыганские хоры. Бывало, как заслышит звуки «Цыганской венгерки», зайдется и заплачет ее сердце. Увидит старая княгиня своим внутренним взором, затуманенным слезами, давно покинутое дворянское гнездо в Кузьминках, где она прожила более десяти лет, статного молодого князя Сергея, который в первый раз ведет ее по бесконечным анфиладам дома. Она давно уже не ропщет на судьбу: знать, все так и должно было случиться.

Князь Сергей Михайлович с тех пор женился еще дважды — и всякий раз ему отказывали в церковном венчании. Княгиня Мария Ильинична, мать Сергея Михайловича, тяжело переживала беспутство сына и в конце концов прекратила с ним всяческое общение. Имение Кузьминки пришло в упадок — дворянское гнездо с его скульптурными кентаврами на мостах и чугунными канделябрами вдоль тополевых аллей пришлось превратить в дачный поселок.

Словно в отместку за развод с Сашенькой, князь потерял свое счастье в деньгах — вернуть себе некоторый достаток ему удалось лишь к концу жизни. Он умер в 1915 году в Лозанне. Желая замолить свои грехи, князь Голицын незадолго до смерти внес крупные пожертвования на строительство православных церквей в Каннах и Ницце.

Но история княгини-цыганки имела продолжение.

Бабы Тани уже не было на свете, когда в Москву приехала одна молодая цыганка, Мария Полякова, дочь цыгана-лошадника из Тулы. Приехала в Первопрестольную искать счастья в московских цыганских хорах. Замечательная танцовщица, Маша поступила в известный хор Ивана Григорьевича Лебедева. Вскоре она познакомилась с частым и именитым гостем лебедевского хора — князем Сергеем Сергеевичем Голицыным, сыном князя Голицына и княгини-цыганки Александры Гладковой. Молодой наследник старинной фамилии, в жилах которого текла цыганская кровь, так же, как и его отец когда-то, увез плясунью из хора на тройке и женился на ней.

После венчания князь Сергей Сергеевич поехал с женой в Париж, там нанял для нее учителей русской литературы и арифметики, закона божьего, естествознания, географии и французского языка. Через шесть лет князь вернулся в Россию и представил жену в обществе и ко двору, их принимали. Родились дети.

А потом так же, как когда-то и ее свекровь, Маша узнала, что муж тайно ездит к другой. И вот тут-то все пошло иначе. Гордая Мария объявила изменнику, что цыганки мужьям не изменяют, но и измен не терпят, и ушла от мужа, таким образом словно разом отомстив всем пылким аристократам, в разные времена вздумавшим легкомысленно относиться к «египетским дщерям». Мария вернулась в свой родной хор, снова начала выступать и очень скоро в одном из артистических домов, в семье ценителей цыганского искусства познакомилась с богатым барином Сергеем Алексеевичем Киселевым. Дело быстро шло к свадьбе. Узнав об этом, князь Сергей Сергеевич Голицын сразу «переменился» — снова появился в Машиной жизни, стал уверять ее, что ему нужна только она, умолял вернуться. Даже однажды написал ей шутливо: «Маша, ну какая тебе разница? И я Сережа, и он Сережа! Возвращайся ко мне». Но Мария своего князя так и не простила.

Она вышла замуж за Сергея Киселева. Молодые уехали из Москвы и поселились в Нальчике. Там в 1909 году у них родилась смуглокожая девочка Надя с огромными черными глазами. Увидев ее в колыбели, кто-то из гостей Киселевых воскликнул: «Ой, какая лялька!» Так она на всю жизнь и осталась Лялей. Этой дочке цыганки Маши Поляковой суждено было стать знаменитой цыганской артисткой Лялей Черной. Великолепная Ляля на своем веку тоже завоевала и погубила немало сердец. Так прихотливо судьба расквиталась за погубленную любовь княгини-цыганки Сашеньки.

А гитара цыганки Тани Демьяновой находится на вечном хранении во Всероссийском музее музыкальной культуры на улице Фадеева. Если долго на нее смотреть, кажется, что вот-вот задрожат струны и зазвучит хватающий за душу, срывающийся на крик голос: «Матушка, матушка…»

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или