Полная версия сайта

Жан-Даниэль Лорье о романе с Сальмой Хайек, дружбе с Аленом Делоном и роковом снимке принцессы Дианы

Его имя во Франции считается легендарным. Он модный фотограф знаменитостей, светский лев и счастливый баловень судьбы.

Мне уже много лет, жены меня побросали, но остались дети — я просто не имею права опускать руки хотя бы ради них. С сыном Николя. Париж, 2006 г.

И мы с котом плюхнулись куда-то в яму, за машины, лежали плоско, не высовывались, пока наши вооруженные до зубов солдаты отстреливались от противника. Отбились. Но едва бой окончился, я обернулся и увидел своего кота... убитым. Он лежал рядом со мной с простреленным глазом. Я сгреб его в охапку, принес в часть, прорыдал несколько часов под пренебрежительными взглядами солдат. Но для меня этот кот был всем — моим единственным другом, моим ребенком на этой войне. И потеряв его, я потерял уверенность в себе: вдруг возник страх смерти, вся эта война показалась мне непреодолимой и убийственной. Ребята отобрали его у меня, бросили в кучу мусора, приказали немедленно прекратить распускать нюни. Я взял себя в руки. Но… через два дня ночью услышал его мяуканье у входа в палатку. Вскочил, выбежал — это был он.

Без глаза, какой-то переломанный, взъерошенный, еле передвигающий лапы. Видимо, он еще был жив, когда парни выбросили его на свалку. И все это время полз ко мне! Тут меня окончательно срубило, и я попросил приятеля пристрелить несчастное животное. Мне было очень плохо. Трудно объяснить это тем, кто не имел четвероногого любимца, но в этом существе сконцентрировалось на той войне все лучшее, на что я надеялся. Вера в выживание, засыпание в обнимку с теплым другом, любовь, сочувствие — зверек был для меня опорой. Я и выжил-то, вероятно, только благодаря ему… Знаете, у всех детей есть игрушки, с которыми они спят. Да и просто мелкие вещицы, их дети способны одухотворять и видеть в них человечков, своих друзей, которые имеют талант проглатывать наши страхи или вбирать их в себя, пряча от нас.

И всем нам, взрослым, тоже нужен кто-то, к кому мы были бы привязаны, у кого мы подсознательно ищем защиту, к кому мы прижимаемся во сне... У этой истории есть трогательное продолжение. Я как-то готовил свою очередную персональную фотовыставку-продажу в Нью-Йорке. Выставлял портреты знаменитостей, пейзажи с золотистым песком и голубыми водами и решил повесить несколько... военных репортажных снимков — так, для настроения, чтобы показать, откуда я пришел. Вряд ли кто-то из посетителей решится купить страшные фото. Откопал тот старый снимок с котом, вставил в рамку, повесил.

И вот когда выставка закончилась, ко мне подошла пожилая леди с просьбой продать ей именно этот снимок. Я удивился: «Помилуйте, мадам, зачем вам это? У меня столько портретов!» Но она настаивала.

Это мой боевой друг. Я даже как-то сделал его портрет. На память… Кот сидел на столе рядом с тарелкой молока и коробкой из-под патронов

«Да берите просто так», — сказал я, сняв со стены рамку с фотографией и протянув ей. Напоследок все же решился и рассказал ей историю о моем боевом четвероногом друге. Она выслушала очень внимательно и сделала такое заключение: «А знаете, этот зверек был вам послан не случайно. Он же стал вашим ангелом-хранителем на той войне, присматривал за вами, охранял. Ту пулю в глаз получил за вас, вместо вас, приняв на себя вашу судьбу». Услышав это, я вдруг понял, что все сложилось, встало на свои места, — она была абсолютно права…

Я постоянно вспоминаю своего кота, глядя на фотографию, и вспоминаю ту предназначенную для меня пулю, которую он перехватил…

С тех пор кошки стали моими друзьями, они все время рядом. И хотя моя жизнь давно в безопасности, они здесь, чтобы напомнить мне о дружбе, счастье и участии.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или