Полная версия сайта

Юля Ковальчук: «Несмотря на поддержку Жанны Фриске, я ужасно страдала от зависимого положения в группе»

Приехав в Москву поступать в институт, я не знала вообще никого. Обратиться за помощью было не к кому, жить негде. Но, думаю, пройти такие испытания полезно, это как экзамен.

— А что же это в таких коротких юбочках и без паспортов в Москве? Придется прогуляться до отделения…

В отделении началось... Над нами стали насмехаться, намекнули, что мы приехали в Москву заниматься проституцией, и в конце концов устроили настоящий обыск. Я, когда немного пришла в себя от происходящего, сказала: можем доказать, что приехали поступать в институт, у нас есть справки! Но на справки всем было плевать. Нам дали понять, что можно откупиться. Но у нас с подругой не было денег! В итоге посадили в обезьянник с пьяными дебоширами, сообщив, что будут оформлять в какое-то специальное учреждение, где занимаются подростками, которые приезжают на заработки в Москву.

В общем, неизвестно, сколько бы продолжался этот кошмар, если бы до кого-то из милицейской банды не дошло, что за задержание несовершеннолетних, если об этом станет известно, по головке не погладят.

Только тогда нас выпустили…

…Я сдала экзамены и перебралась из Красногорска в общежитие. Это была моя школа выживания в женской среде. Нас было пять девочек в двухкомнатной квартире, и у каждой свой характер, свои амбиции, и со всеми надо было находить общий язык.

Среди нас пятерых одна была высокая такая, красивая, из очень обеспеченной семьи. Оставалось загадкой, зачем она живет в общежитии, если родители совершенно спокойно могли снять ей квартиру.

Одевалась она всегда по последнему писку моды. И ее полка в холодильнике была тоже особенная — там лежали такие продукты, о которых мы могли только мечтать.

«Мои родители — потрясающие люди, но очень среднего достатка, просить помощи у мамы с папой я не могла»

Все самое-самое... Я не то чтобы завидовала, просто отмечала про себя: когда-нибудь наступит время, и я смогу позволить себе хорошие вещи и качественные продукты.

Но пока это время не наступило, приходилось довольствоваться тем, что есть.

Каждый мой день начинался с того, что я шла к холодильнику, доставала глазированный сырок и съедала его с чаем. Сырок жирный, и одного, ну, если была сильно голодная, то двух, мне хватало надолго. Сырок стоил дешево, поэтому у меня на полке всегда был сырковый запас. Обеда не было, максимум — пирожок в институте.

Вечером, возвращаясь в общежитие, заходила на Левобережный рынок. Там продавались развесные котлеты. Я брала пять штук и питалась ими по вечерам — котлетка и свежий огурец.

Праздничное меню было только в выходные. Я готовила суп из плавленных сырков с поджарочкой. Вкусно было! И вот что интересно: несмотря на то что ела тогда совсем мало и график был бешеный, весила я, если сравнивать с днем сегодняшним, на пять килограмм больше. Такие щечки были!

Безденежье в Москве было суровое. Мои родители — потрясающие люди, но очень среднего достатка, и просить помощи у мамы с папой я не могла — это не в моем характере.

Прошла неделя после того, как началась учеба в институте, и я объявила: «Девочки, хочу организовать танцевальную группу.

У кого есть желание, присоединяйтесь». Откликнулись двое.

Мы все были очень хорошо подготовлены хореографически, и даже акробатически, поэтому буквально за семь дней сделали танцевальную программу. А дальше уже надо было искать места, где можно выступать. И начался период в моей жизни, который называется «Ночные клубы».

Это были обычные танцевальные клубы, не стриптиз. Мы все из очень правильных семей и танцевать стриптиз никогда не согласились бы. Но родителям, когда они слышали словосочетание «ночной клуб», наверняка первое, что приходило в голову — их дочь танцует у шеста! Слава богу, у нас ничего такого не было. Впрочем, ночные клубы и есть ночные клубы...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или