Полная версия сайта

Владимиров о знаменитом отце, романах и о том, почему не берет фамилию Державин

Галина: На сцену вышел конферансье и объявил: «Дорогие товарищи! Сегодня произошло очень важное событие. Авдотья Никитична... стала отцом!»

Из Афганистана, где «бабушки» вместе с Винокуром и Лещенко (на фото) давали концерты, папа привез настоящее ружье

Мне не понравилась на нем бахрома. Мама потом каждый раз разворачивала этот торшер к стене, чтобы не были видны проплешины на нем.

Только раз отец повысил на меня голос. Из Афганистана, где они вместе с Лещенко и Винокуром давали концерты, он привез оружие: шлемы, пистолет, ружье. Пистолет был, конечно, уже списанный, но тем не менее настоящий. Однажды, думая, что папа ушел, я прокрался в его кабинет. Когда он застукал меня с пистолетом в руках, страшно орал…

Помню, как во 2-м классе папа с Тонковым дали в моей школе шефский концерт. Народу в зал набилось столько, что чуть ли не на люстрах висели.

А потом старшеклассники подходили и почтительно спрашивали: «А правда, что Авдотья Никитична — твой папа? Обалдеть!»

Как-то меня в девять лет отпустили одного во двор. 22 декабря. Мороз. Я гуляю в обновках. Дядя Миша мне привез из Канады «аляску» с капюшоном, а папа подарил шапку-петушок с логотипом «Д». Это была настоящая динамовская шапка – подарок самого Льва Яшина.

У нас во дворе стоял компрессор для отбивки асфальта. Меня очень заинтересовал прикрепленный сзади компрессора бак с соляркой. Я вокруг него два дня крутился, мечтая взорвать! Наконец соорудил фитиль и кинул его в солярку. Бабахнуло так, что стекла в доме задрожали. На мне мгновенно загорелась «Аляска», молния расплавилась и на всю жизнь оставила ожог на подбородке, волосы сгорели, обуглились щеки.

Когда я прибежал домой, все решили, что меня облили какой-то кислотой. Вызвали «скорую», приехала реанимация. «Ребенка надо срочно госпитализировать!» — сказали врачи. Но бабушка вцепилась в меня и закричала: «Не дам!» Потом месяца два меня лечили от ожогов третьей степени.

Для папы это стало вселенской трагедией. Стоило мне заболеть банальной ангиной, как он поднимал на ноги всех профессоров. А тут ожоги! Врач посоветовал мазать мои раны облепиховым маслом — страшным в то время дефицитом. Так папа скупил облепиховое масло, наверное, во всей Москве. Меня потом им буквально поливали… Для папы вообще не существовало ничего невозможного.

У меня с бабушкой всегда были необыкновенно теплые отношения

Он мог достать, если надо, Луну! Открыть любую дверь. У него все было только первосортное: если жена, то красавица, если сын, то лучший, если машина, то импортная, если холодильник, то забитый деликатесами. Да и он сам — успешный, знаменитый, окруженный поклонницами. Они ему без конца звонили и вздыхали в трубку, писали письма, просили автографы…

Но мама была не ревнива, тем более что папа оказался прекрасным семьянином. Носил маму на руках, баловал, дарил без конца подарки. Она первой в Москве стала обладательницей шикарной норковой шубы, из Афганистана папа привез ей красивую дубленку.

Он все тащил в дом, как в норку. Дефицитная икра у нас не переводилась, он заказывал еду в ресторане «Пекин», в «Березке» покупал на чеки одежду.

Над папой даже друзья посмеивались, прозвав его «Скатерть-Самобранка».

У него всегда с собой был небольшой чемоданчик, в котором он возил изумительную закуску: маринованные огурчики, соленые грибочки. В любом месте он мог накрыть «полянку» для своих обожаемых друзей. А друзья у нас дома бывали постоянно.

Звонит, например, маме ночью:

— Как Мишка? Спит? Ты блины завела? Жди. Сейчас придем.

И заваливается с большой веселой компанией. И тут же к этим блинам папа заказывает из ресторана шикарный ужин.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или