Полная версия сайта

Вячеслав Невинный-младший: Друг мой Мишка

«Ефремов сразу мне понравился. Я наблюдал, как он работает, и мне безумно захотелось подружиться с такой личностью».

Миша встает в центре зала и громко объявляет: «Дорогие товарищи! Послушайте меня внимательно!» От неожиданности многие вскочили с мест и стали протирать глаза. «Значит так, — прогремел в полной тишине хорошо поставленный Мишкин голос. — Мы готовы купить у кого-нибудь бутылку водки за десять рублей!» В толпе кто-то громко сплюнул и матюгнулся. Наверное подумали, что им чуть ли не о вражеском налете сейчас объявят, а тут какие-то пьяные студенты водку ищут. Вдруг к нам подходит сильно помятый мужик и, заговорщицки подмигнув, шепчет: «Сейчас «зеленый» подойдет. Там можно взять…»

«Зеленым» в этих краях звался проходящий пассажирский поезд. «Я пойду с первого вагона, а ты с конца состава. Купим у проводниц», — распорядился Миша.

Проводница встретила меня сурово: «Ишь, водки захотел! Иди отсюда, пока милицию не вызвала». Я вышел на перрон без добычи. Навстречу идет довольный Ефремов. Из кармана его курточки выглядывает горлышко бутылки. «Как тебе удалось?» — удивляюсь. «Ну, надо работать лицом! — гордо отвечает Миша. — Все очень просто. Зашел к проводнице и спросил: «Таких артистов принимаете?» Расписался ей на афише и на спектакль пригласил. Она глазам своим не поверила: «Миша Ефремов? Это ты?» И достала из-под сиденья завернутую в газету поллитровку, а на прощание кинулась на шею: «Ну, ты меня погубишь! Погубишь!» Еле отбился». Ему отказать действительно было невозможно. Мишу уже узнавали, он еще подростком в кино снимался…

Довольные, отправились в привокзальную пельменную. Поели, выпили по чуть-чуть за успех предприятия.

Мы дружили с Мишей и не раз выручали друг друга в щекотливых ситуациях... (выпускники школы-студии МХАТ В. Невинный и М. Ефремов, 1993 г.)

Тут у Миши вдруг заговорила совесть: «Стоп! Мы же не можем принести полбутылки, нас в гостинице семь человек ждет. Надо еще где-то водки добыть». Смотрим — к вокзалу подъезжает маленький ремонтный паровозик, у котлов бригада мужиков копошится. Миша рванул к составу. Забрался по лестнице наверх и, широко улыбаясь, спрашивает: «Чего это вы тут делаете?» Видимо, решил, что ему, как та проводница, сейчас на шею бросятся.

Как сейчас помню, один из путейцев отличался могучим сложением: под два метра ростом, ручищи как кувалды и оранжевая безрукавка на голое тело. Огромный, как Шварценеггер, и злой как черт, мужик повернулся к Мише и мрачно спросил: «Чего тебе надо?» — «Бутылку водки, ну е-мое!» — «Че-го-о? Ну-ка пошел отсюда!» — видно, не узнал Ефремова, развернул «звезду экрана» и дал пинка под зад коленом.

В следующую секунду мимо меня, растопырив руки и выпучив глаза, пролетел Ефремов и... бум! С размаху упал на гальку. «Ну вот, Миша, — подумал я. — К сожалению, мне пришлось увидеть твое падение. А сейчас нам придется бежа-а-а…» Додумать мысль я так и не успел: Миша схватил камень и со всей дури метнул его в «Шварценеггера». Мужик хоть и пригнул голову, но увернуться не сумел: камень угодил ему точно в лоб! На обширном лбу мигом выросла громадная шишка. От ужаса я застыл на месте: сейчас нас будут убивать! Закрыл глаза и слышу только, как спрыгнуло на гальку огромное тело паровозного монстра. С криком: «У-у-у-бью-ю-ю!!!» он помчался за обидчиком. Мишка дал стрекача, предварительно заткнув большим пальцем горлышко бутылки, торчащей из кармана куртки.

Бежать ему было неудобно, но он самоотверженно продолжал спасать общественную водку. А мне-то что делать? Я тоже побежал за ним! Так мы и бегали, петляя вокруг составов. Гляжу и понимаю: еще миг — и «Шварценеггер» настигнет бедного Мишу. Вдруг тот резко развернулся и побежал в обратном направлении. Ремонтник по инерции стал тормозить, не удержался и растянулся на гальке. Это позволило нам оторваться. Мы бежали, как чемпионы по спринту. Вдогонку неслись крики: «Твою-ю-ю мать! Поймаю — убью-ю-ю!» Тут бы, не останавливаясь, миновать вокзал, поймать такси и гнать на бешеной скорости до Москвы. Но… не таков Михаил! Повернулся на бессильный крик великана и стал издали показывать неприличные жесты. «Ну все, смываемся!» — услышал я наконец. В такси Миша повернул ко мне бледное лицо: «Как же я обделался!» После окончания училища мы под крылышком Галины Волчек делали «Современник 2».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или