Полная версия сайта

Эмма Малинина: «В семье я стала белой вороной»

«Когда я заикнулась Саше о ребенке, он сказал: «Не хочу!»

Саша присутствовал при рождении Фрола и Стюши. И крепче, чем их пуповины, нас, наверное, уже ничего не свяжет

Но в одном наши взгляды тогда расходились кардинально: Сашу устраивали свободные отношения, а меня — нет. И как нам жить дальше, было совершенно непонятно.

Когда у Саши появилась возможность приобрести жилье, первую квартиру он купил маме, а уже следующую — себе. Позже он поменял свою квартиру в Орехово-Борисове на однокомнатную на «Курской». Там было всего пятнадцать метров, но благодаря высоким потолкам Саша смог соорудить антресоль­-спальню. Получилось очень уютно: стены, обитые шелком, зеркала на потолке. У нас наконец-то был свой дом! Не надо было скитаться по съемным квартирам. И однажды Саша предложил: «Переезжайте ко мне с Антошкой».

В тот день заехали в гости к Ларисе Рубальской, мы вообще часто у нее бывали.

У нас сразу возникли даже не дружеские, а какие-то родственные отношения. Однажды Лариса призналась: «У меня никогда не было ощущения, что ты очередная девушка Саши, я сразу поняла, что ты — его, а он — твой». Лариса, можно сказать, и благословила наш союз.

Вернулись от нее домой, и Саша говорит: «Все, я вас с Антошкой забираю». У Саши, кстати, с моим сыном сложились удивительные отношения. Он сразу назвал Сашу папой. Никто его этому не учил, никто не просил. Антоша сказал: «Я так хочу...» Но я не могла просто собрать вещи и переехать — это был слишком ответственный шаг. Сказала: «Мне надо подумать. Либо мы с тобой станем мужем и женой...»

— Либо?..

— Либо мне придется думать самой о своем будущем и будущем моего сына.

Я видела, как Саша помрачнел, у него в душе словно ураган пронесся. Только сказал: «Я все понял. Тебе важнее печать в паспорте, чем мои чувства». Развернулся и ушел.

Потом я корила себя за то, что так жестко все ему высказала. Может, надо было все сделать дипломатичнее, проявить больше мягкости?

Следующая ночь прошла без сна. Я то вскакивала и начинала метаться по квартире, то чай пила, то хотела позвонить Саше — на всю жизнь запомнила тот аппарат, перед которым провела долгие часы. Но звонить Саше все-таки не стала. Переборола себя.

Наутро настроение было ужасное. На работу не пошла, сказала, что заболела.

Саша — очень преданный и любящий отец. Дети для него самое дорогое в жизни

Решила сходить к маме, которая сидела с сыном, забрать Антошку и побыть день с ним, привести мысли в порядок. От Саши новостей не было, и все говорило о том, что наша история закончилась, предстоит начинать жизнь заново...

В два часа дня вдруг раздался звонок в дверь. Я открыла — на пороге Саша с цветами.

— Ты куда собралась? — спросил так просто, будто между нами ничего и не произошло.

— К маме...

— Я с тобой.

Я была совершенно обескуражена таким поворотом событий...

Когда пришли к родителям, Саша очень спокойно произнес: «Я прошу руки вашей дочери.

Если разрешите, я хотел бы, чтобы Эмма с Антошкой прямо сегодня переехали ко мне».

...Расписались мы 13 февраля. Правда, перед свадьбой мама предупредила: «Ты понимаешь, что артисты — люди ненадежные и такой брак может продлиться от силы года два-­три?» На что я ответила: «Хочу в такой любви прожить столько, сколько господь отмерит, пусть даже только три года. Я очень люблю этого человека!» И, если быть до конца честной, в моей жизни Саша — первая настоящая любовь.

Тем не менее с самой первой секунды, когда Саша еще просил моей руки, я чувствовала, что он это делает потому, что так хотела я. Это еще не шло от сердца.

...От сердца было только через некоторое время, когда Саша предложил обвенчаться.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или