Полная версия сайта

Трагедия Наталии Егоровой

«Я не чувствую, что моего единственного сына больше нет. Как и остальные, он ушел внезапно и не попрощавшись».

Обидно стало — не передать! «А ты мне муж, что ли, что требуешь отчета?» Пришла домой. Встала перед зеркалом. С гладкой поверхности на меня мрачно смотрела женщина в самом расцвете сил, уже не сопливая девчонка, думающая, что жизнь еще впереди, и не старуха, которая теперь может только сожалеть о том, что не сложилось и не сложится уже никогда. А нормальная такая тетенька. Видно, что только с юга, — сама шоколадная, а волосы выгорели до платины… Не могу сказать, что со мной происходило в тот момент, руки сами взялись за ножницы и на пол прядь за прядью начала падать эта платина. И никаких эмоций, одно сплошное отупение. Но когда от моей прически остались лишь бесформенные клочья, стало чуть легче. Пошла к соседке. «Ох ты… черт!..» — вскрикнула та и отшатнулась.

Пока пили, ничего не спрашивала, за что ей громадное спасибо. А на следующий день пришла с парикмахершей, которая побрила меня наголо, потому, что там совсем без вариантов было… Окружающие на меня лысую никак не реагировали, знают: актриса, оболванилась — значит, надо. Но лиха беда — начало, у меня съемки на носу. Поехала на площадку, соорудив на голове чалму. Режиссер так пристально на меня посмотрел, будто все понял. «Вот…» — сказала я и стащила «модный» головной убор. Представляю картину: над кремовым лицом совершено синяя башка… Минуты две он не сводил с меня глаз, но ничего не сказал, только велел художнику по гриму срочно обеспечить меня париком. Полгода я плакала по малейшему поводу. От непонимания. От разочарования, потому что считала те отношения чем-то важным… Потрясение не отпускало. «Товарища» того я не видела.

Часто сын повторял фразу, которую любят многие молодые люди, но мне она не нравилась — в жизни нужно попробовать все

Потом встретились. Смотрела на него и думала: «И это из-за него?..» Какое-то время мы встречались. Я искала в душе любовь, но больше ее не находила. Значит, судьба. Не дано, и все тут.

Вот так мы и подошли к самой страшной и главной моей потере. До последнего момента я не знала, хватит ли у меня сил рассказать про Сашу в этой истории. Попков — тот да, смелый. Вдруг возник, проводит расследования, появляется на телевидении. Я не могу сказать, что он воспитывал нашего сына до развода и плотно общался с ним после. Они и созванивались-то нечасто. Может, поэтому ему легче? А мне все кажется, что такой тонко чувствующий человек, как Саша, не должен был родиться у нас с Колькой. Не повезло ему с родителями.

Конечно, я его баловала, как говорят.

Надо игровую приставку — получи. Видак, двух собак, джинсы. Что еще? Интересна гитара — иди учись. Ушу заинтересовало? Тоже пожалуйста. Пыталась, чтобы сын рос разносторонне развитым и занятым человеком. Да, ошибалась, но опыта не было, а жизнь вне театра для меня во многих ее проявлениях — лес темный. Саша учился в языковой школе. Тогда с «англичанами» был перебор, а интерес к Латинской Америке только начинал расширяться, поэтому пошли учить испанский. Школа хорошая, но… Устроили туда Сашу с трудом, потому как школа не нашего района и ребята, что там учились, были не из простых семей. И это со многими сыграло злую шутку. Много позже я узнала, что в 90-е детей небедных родителей наркодилеры натурально выпасали. В десятом классе повесился один мальчик — из-за денежного долга, про который почему-то не смог сказать отцу.

Потом еще одно самоубийство... Все это напугало до полусмерти, и я перевела сына в экстернат. Часто он повторял фразу, которую любят многие молодые люди, но мне она не нравилась — в жизни нужно попробовать все. Мифический Дракон...

— Ваш сын занимался музыкой?

— Да, Саша писал компьютерную музыку. Говорят, хорошую. Слушать он мне давал, кивала, конечно, но я, правда, ничегошеньки в этом не понимаю… Знаете, когда он был маленьким, я вместо «Баюшки-баю» пела ему из «Снегурочки» колыбельную. Классика. Надоела, наверное, я ему своей классикой. О том, что проблема наркотиков коснулась и моего сына, узнала последней. Если б уколы — обратила бы внимание, а таблетки ему долго удавалось сохранять в тайне…

Одна знакомая артистка, чтобы вылечить свое дитя от этой дряни, квартиру продала. И я говорила Саше: «Им помогло. Ты скажи, если надо, я найду деньги!» «Если человек сам хочет бросить, то и без докторов можно. Я завяжу», — твердо пообещал сын. И, кажется, действительно удалось. В наркологическом диспансере, куда Сашу поставили на учет, его проверяли и ничего не находили. Я говорила с ним о Высоцком, Булгакове, которых, несмотря на размах личности, эта проблема сожрала, уничтожила. А как еще? К ноге же не привяжешь…

Я страшно виновата перед Сашей и никогда не прощу себе, что упустила, проворонила. Неслучившаяся пуповинная связь аукалась всю нашу с ним жизнь. Он был скрытным, никогда не жаловался, не загружал меня своими проблемами, а жаль. На все мои вопросы отвечал одним и тем же: «Мамуль, все нормуль».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или