Полная версия сайта

Михаил Грушевский: «Зачем играть чувствами ребенка?»

«В 5 часов утра я стоял у двери с чемоданом. Ирина включила айфон на видеозапись: даже мой уход она снимала на камеру».

Первый раз жениться я решил в 24 года. Михаил, 1992 г.

— На ней потом женился я.

Если бы мне кто-то сказал в тот момент, что женюсь только через 12 лет, ни за что бы не поверил. Я ведь не раз вступал в отношения с серьезными намерениями… С одной девушкой встречались четыре года: когда познакомились, ей было 19 лет. Она рано потеряла отца, и я принялся ее опекать, заботиться. Но та, видимо, считала, что заслуживает кого-то получше.

Потом возникла еще одна нетривиальная история с девушкой, которая только что родила.

Причем не от меня. А я почувствовал потребность ей помочь, с удовольствием сидел с ребенком и сам себе нравился в этой роли. И наш разрыв не вписывался в эту красивую картинку — я чувствовал себя так, будто оставляю и этого малыша. Хотя в первую очередь именно она не видела во мне человека, с которым можно построить семью, разрыв был ее инициативой. Рад, что спустя годы мы даже смогли подружиться: пару лет назад случайно увиделись в магазине, простили друг другу былые обиды... Я тогда на радостях сказал об этом Ире, а она устроила мне сцену. Хотя сама не стеснялась публично рассказывать о своих бывших возлюбленных, меня безумно ревновала к прошлой жизни. Может быть, поэтому и теперь в своем интервью зачем-то приплетает этот мой давний роман к нашей истории: по ее словам, я чуть ли не на улицу выставил бедную девушку с ребенком, когда встретил будущую жену.

И Иру вовсе не смущает, что с той подругой мы расстались еще за год до свадьбы!

— Ирина Миронова всегда говорила, что именно ей принадлежала инициатива вашего брака. Как вы возобновили отношения?

— У Ирины родилась любопытная теория: мы как две параллельные прямые. Вроде бы не должны пересечься, но рано или поздно где-то в бесконечности неизбежно встретятся…

Через два года после нашего первого расставания она сама мне позвонила и попросила познакомить с моим другом Валерием Белоцерковским, который тогда был продюсером Алсу. Ира уже сняла свой первый клип и надеялась получить новый заказ. Я выполнил ее просьбу, после чего мы встретились — «кровопролитную историю» двухлетней давности вспоминать не стали.

На этот раз уже оба были свободны, я предложил вместе отдохнуть на Лазурном берегу. И это оказался лучший отпуск за всю мою холостяцкую жизнь: с Ирой было весело и интересно, мы даже умудрились ни разу не поссориться. Помню, решили поучаствовать в популярном морском развлечении: полетать на парашюте, который тянется на тросе за катером. «Я хочу, но мне страшно», — призналась Ирина. «Не волнуйся, я научу тебя, как правильно материться», — успокоил ее я. И мой метод сработал. Потом мы с женой очень много путешествовали, но так хорошо и бесконфликтно уже не проводили время никогда.

По возвращении в Москву одно издание опубликовало фотографию нашего совместного полета с комментарием, что мы с Ирой поженились и провели медовый месяц на Лазурном берегу.

Мы с женой незаметно для себя вошли в конфликт профессиональных
интересов: она -- «художник, гений», а я - «попсятина»

Тогда я удивился, как журналисты добыли нашу фотографию, а потом догадался, что скорее всего это произошло не без участия Ирины. Она как раз переехала ко мне и вскоре предложила: «Раз нам так хорошо вместе, может, и правда поженимся?» Я легко согласился, что в итоге и предопределило систему наших взаимоотношений. Мы пошли в Грибоедовский загс, в тот же день поехали в Вену — отпраздновали с Моцартом…

Но та хохочущая блондинка в свадебном платье и эта коротко стриженная железная леди на последних семейных фото, — два абсолютно разных человека. За 11 лет Ира сильно изменилась, и самое интересное, что первые трансформации с ней произошли на следующий же день после свадьбы.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или