Полная версия сайта

Эрик Ян Хануссен: Пророк Третьего Рейха

О его предсказаниях говорят всякое: он будто бы напророчил, что Нью-Йорк погрузится в огненное озеро, а Россия исчезнет.

На открытии Дворца оккультизма состоялся магический сеанс - Хануссен
предсказал, что будет война и Германии придется сражаться с Англией,
Россией и Америкой, медиумом стала одна из его подружек, чешская
актриса Мария Паудлер

Грейс его приняла, но когда он сказал об этом шефу, тот помрачнел и стал его отговаривать: «Брак всегда глупость, друг мой, в вашем же случае это безумие. Женитесь на ком вам угодно, только не на ней». В чем тут дело, Джино узнал у невесты: оказывается, Хануссен тоже за ней ухаживал, но она ему отказала. Тогда ясновидящий сказал, что ей не стоит надеяться на хорошее будущее и он для нее совсем недурная пара.

— Вокруг вас вьется много прекрасных молодых людей, а я почти уродлив, необаятелен, дурно воспитан и до кончиков волос пропах табаком. Я предлагаю вам не брак, а сожительство, но, поверьте мне, бывают вещи и хуже. Вскоре вам сделают предложение, и вы его примете. Беда в том, что муж убьет вас и вашего будущего ребенка…

Джино и Грейс решили не обращать внимания на слова Хануссена: мало ли что может сказать отверженный поклонник?

Но сейчас ему было жутко: слишком многое из того, что предсказывал Хануссен, сбывалось.

Хейди, девушка из СА, позвонила опять, но Хануссена не было дома, а ничего передать ему она не захотела.

Этим вечером ясновидящий был в ударе. Сначала он описал историю фрака, надетого на одном из зрителей Scala, рассказал, сколько раз его продавали и перелицовывали. Потом сообщил публике, что владелец перелицованного фрака не простой зритель, а налоговый инспектор, пришедший сюда, чтобы убедиться, не занижает ли администрация Scala число посетителей и не мухлюет ли с выручкой.

Это была закуска, основным же блюдом стал прекрасно одетый, сдержанный, очень прусского вида господин с дуэльными шрамами на правой щеке.

— Бог мой!.. Я вижу четырехэтажное здание… Минутку… Оно около Александерплац. Скорее вызовите пожарных! Нынешним вечером ваш банк сгорит, счет идет на минуты. В денежном хранилище загорится проводка, в вашем распоряжении есть три минуты пятьдесят секунд. В сейфах — триста шестьдесят тысяч марок, поторопитесь, если хотите их спасти… Теперь у вас три минуты двадцать секунд — чего же вы ждете?!..

Публика затаила дыхание. Высокий, подтянутый, сохраняющий неподвижную мину банкир медленно встал. Хануссен позвонил в колокольчик и велел портье проводить господина к телефону.

Через минуту на улице раздался вой пожарных сирен. Когда к банку приехали три экипажа, проводка только-только загорелась.

Домой Хануссен возвращался разбитым. Он любил, когда к нему приходило вдохновение — ощущение пустоты во всем теле, странной легкости, чувство, что через тебя говорит кто-то другой… Это было ярче и острее оргазма, но платить за такие минуты приходилось страшной усталостью. Хануссен сидел, откинувшись на спинку мягкого, обтянутого кожей заднего сиденья Horch, и вяло думал о том, не переборщил ли он, не ошибся ли в расчетах. Да нет, этого не может быть. Нацисты — здравые люди. Надо отличать политическую реальность от того, что политики говорят перед выборами… Но сердце говорило, что он погиб, и спорить было бессмысленно.

Все было сделано верно. «Новый Вавилон» обречен, Берлин, в котором он прославился и сделал состояние, доживал свои последние беззаботные дни. Он знал, что наци победят и тот, кто будет с ними, получит все… Нет, дело не в этом: он почувствовал, что в них его судьба. И пошел за ней, путаясь и спотыкаясь, не понимая, куда она ведет, действуя так, как привык.

Ему помогало то, что многие нацисты верили в магию: НСДАП была тесно связана с мистическим Обществом Туле. Шеф СС Гиммлер оказался очень внушаемым человеком, Хануссен хорошо знал этот тип. Гиммлер верил в чудо и был готов пойти за тем, кто поразит его воображение. Хануссен всегда удивлялся тому, как сильно действует на людей словесная мишура: Гиммлера буквально гипнотизировали разговоры о древних пророчествах, голосе крови, германских рунах и магических символах.

Глава внутренней нацистской стражи был на удивление легковерен, и ясновидящий понимал, что при желании может стать одним из самых близких к нему людей. Два-три удачных предсказания, разговор о том, что его судьба тесно переплетена с судьбой Эрика Яна Хануссена, — и дело сделано… Проблема была в том, что рядом с рейхсфюрером СС было много других нацистских вождей, скептических и злобных, готовых сожрать друг друга, а заодно и того, кто ходил в любимцах у соперника. Недоверчивый, властолюбивый и жестокий прусский премьер Геринг. Полубезумный алкоголик, фюрер Трудового фронта Лей — Хануссен сразу понял, что этот человек не в себе. Похожий на тролля рейхсминистр просвещения и пропаганды Геббельс: этот был умнее их всех, вместе взятых, и настолько же опаснее. Они верили в сверхъестественное, каждый из них хотел, чтобы Эрик говорил то, что нужно ему.

К предсказаниям Хануссена прислушивался Гитлер, а за влияние на фюрера шла жестокая борьба.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или