Полная версия сайта

Эрик Ян Хануссен: Пророк Третьего Рейха

О его предсказаниях говорят всякое: он будто бы напророчил, что Нью-Йорк погрузится в огненное озеро, а Россия исчезнет.

Фюрер обещал сделать меня ректором института парапсихологии. Мне принадлежит издательский дом, мои предсказания влияют на биржевые котировки. Я собираюсь купить Berliner Tageblatt и всю газетную империю Моссе Ферлага.

Баронесса подняла брови:

— Откуда у тебя такие деньги?

— Неважно. Деньги я найду. Знаешь что? Возвращайся ко мне. Мы исправим все то, что было, а я научусь жить с одной женщиной…

Баронесса Правиц поставила на стол чашку с недопитым кофе и взглянула в глаза Эрику Яну Хануссену.

На самом деле его звали Герман-Хаим Штайншнайдер. Говорили, что он сын смотрителя синагоги, а может, и племянник раввина, но это было не так.

Баронесса знала, что отцом Эрика был цирковой артист, еврей, соблазнивший дочку еврейского торговца мехами. Она сбежала вместе с ним, но отец нашел их с полицией и отправил в тюрьму. Эрик родился в доме предварительного заключения, потом Моисей Коэн вернул дочь и внука домой. Но Зигфрид Штайншнайдер был упорен: он выкрал Элию и ребенка, и они кочевали по Австрии и Германии с бродячим цирком. Эрик вырос за кулисами. Он был фокусником, наездником, акробатом, позже стал силачом и разрывал бутафорские цепи, выучился гипнозу... Оставив родителей, Эрик Штайншнайдер пустился на поиски счастья с труппой маленького шапито: хозяин цирка каждое утро приветствовал его фразой: «У тебя нет ни красоты, ни таланта, ни друзей, твоя компания — дешевые шлюхи. Так вставай же и радуйся очередному дерьмовому дню!»

Позже Эрик Штайншнайдер сбежал вместе с его женой, заодно прихватив выручку. В Вене он подвизался в мелких газетках, печатая заметки об адюльтерах, заодно молодой человек промышлял сеансами гипноза. Женщина, подобная баронессе, не могла полюбить такого, как он… И все же это произошло. Может, Эрик ее загипнотизировал? А может быть, дело в том, что мелкий мошенник, проходимец, хватавшийся то за одно, то за другое, со временем стал другим? Он и шарлатан, и гений одновременно, быть рядом с таким человеком опасно. Однажды Эрик уже сломал ее жизнь, теперь она может погибнуть вместе с ним…

Баронесса Правиц покачала головой:

— Нет, мой дорогой. Нельзя вернуть то, что ушло.

Эрик Ян Хануссен встал, сказал: «Прощай», аккуратно закрыл за собой дверь и начал спускаться по лестнице, забыв шляпу наверху. Может, надо было приказать ей, напророчив, что она к нему вернется? Но он чувствовал — его сила убывает, и не был уверен в том, что это стоит делать.

Какой тяжелой оказалась эта весна! И все же надо надеяться на то, что его дела пойдут на лад…

Вернувшись к себе на Курфюрстендамм, 26, он отпустил шофера. Дома его встретил Джино Исмет, помощник, секретарь и ассистент — он сменил баронессу, и пользы от него было гораздо больше. Бедная Верена так и не свыклась со своей новой ролью: она жалобно улыбалась публике, путалась и краснела. Джино он встретил в ночном клубе, молодой человек ухаживал за двумя девушками сразу.

Когда те, хихикая и перешептываясь, ушли в дамскую комнату, Хануссен предложил ему выпить и спросил, не перебор ли это для того, кто не знает, как заплатить за комнату в дешевой меблирашке.

— Вы бывший австро-венгерский офицер, денег у вас нет и не будет, в Берлине вы ничего не добьетесь. Идите-ка ко мне в помощники: я положу вам тысячу марок в месяц, и это только начало. Соглашайтесь, мы славно поладим — вскоре у вас появится собственная машина, и вы женитесь на самой хорошенькой барышне в городе…

Ошеломленный Джино спросил, что ему придется делать.

— Смотреть и слушать. Ко мне на прием приходят разные люди, вплоть до министров.

Вам надо будет узнавать о них все, что возможно, если понадобится, вы обшарите карманы их пальто в моей прихожей. Подложите им женщин. Напустите на них детективов. Я не люблю заниматься лишней работой.

На вопрос о том, для чего это ясновидящему, Хануссен лишь пожал плечами. Джино согласился — и вскоре стал его правой рукой. Он нанимал частных детективов и следил за счетами, вызывал такси засидевшимся на Александерплац девушкам, коллекционировал слухи, заводил нужные знакомства. На этот раз он не сказал ничего приятного: те, с кем Хануссен хотел бы поговорить, словно провалились сквозь землю. Обер-группенфюрер СА граф фон Хельдорф не звонил уже неделю, не дал о себе знать и сегодня. Не появился и группенфюрер Карл Эрнст, начальник берлинских штурмовиков, любовник начальника штаба СА Эрнста Рема.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или