Полная версия сайта

Сидни Шелдон: двойной капкан

Теперь он верный муж и не помышляет о похождениях на стороне. Судьба дала ему немало. Потом, правда, многое отобрала...

Александра стала помощницей Шелдона: она вычитывала верстки, вела переговоры, покупала авиабилеты...

В ответ он выдал самую ослепительную из своих улыбок:

— Разумеется, дорогая. Подожди меня в палате, я сейчас приду…

Но вскоре выяснилось, что молитвы бывшей служанки не помогли.

Он нашел доктора Уотсона в отделении интенсивной терапии новорожденных: тот спорил с врачами, но при виде Шелдона они замолчали.

— Все в порядке, доктор?

— Нет, мистер Шелдон. Боюсь, что у меня плохие новости…

Так он узнал, что их дочь родилась с расщепленным позвоночником и шансов выжить у нее немного. В четыре утра состоялся консилиум, и ему объявили, что дела плохи. Он хотел забрать дочь домой, но ребенка ему не отдали: врачи сказали, что велик риск осложнений и Александре будет лучше в специальном медицинском центре.

Навещать ее не надо — так будет лучше для всех…

И Сидни Шелдон понял: его дочь скоро умрет.

Им сказали о ее смерти, когда они с женой все-таки решили взять ее домой, и их жизнь сразу окрасилась в черный цвет. Они с женой перестали улыбаться, не шутили, не принимали гостей — и ни на шаг не отходили от старшей дочери. Это было настоящим наваждением: Сидни и Джорджа боялись потерять и ее и изводили Мэри своими заботами. Прошел месяц, и он понял: больше так жить нельзя. Тем же вечером он сказал жене, что им нужен приемный ребенок, и внутренне сжался, увидев, как она на него посмотрела.

— Может быть, мы сделаем это попозже, дорогой.

Пока еще слишком рано…

Через несколько дней Джорджа передумала.

Доктор Блейк Уотсон обрадовался его звонку и нисколько не удивился, услышав, что они хотят удочерить девочку. Он как будто даже испытал облегчение, и Сидни быстро понял, в чем дело.

— Ко мне только что обратилась совсем молодая девушка, студентка, она из очень хорошей семьи… У бедняжки случилась беда: парень, собиравшийся на ней жениться, дал задний ход, а делать аборт она не хочет. Мэрилин… Впрочем, это не важно, какая вам разница как ее зовут? В общем, эта юная особа просила меня подыскать хорошую семью для ее малышки…

Сидни Шелдон улыбнулся сидящей рядом жене:

— Отлично.

Я оплачу роды.

Перед тем как принять решение, они с Джорджей спросили совета у шестилетней Мэри: «Мы сделаем так, как решишь ты, дорогая». Та вздохнула:

— Я хочу младшую сестру. Но вы можете пообещать, что она не умрет?

Они пообещали, и тогда Мэри сказала, что она тоже «за».

За эти дни Сидни забыл о диагнозе, который поставил ему психиатр. В былые времена до мыслей о самоубийстве Шелдона доводило и не такое: чья-то глупая шутка, мысль о том, что новый сценарий может оказаться неудачным, вгоняли его в жестокую депрессию.

Сидни помнил, что в конце страницы все еще стоит многоточие и впереди у него — целая вечность...

Но теперь он не мог себе этого позволить — на его плечах лежала слишком большая ответственность. В любую минуту могла сорваться державшаяся из последних сил Джорджа. Мэри плакала по ночам, и ему надо было оставаться сильным. Все изменилось, когда он привез из больницы коляску, в которой лежала кареглазая Элизабет Эйприл.

День шел за днем, Элизабет Эйприл смеялась в своей колыбели, Джорджа кормила ее из бутылочки, Мэри играла с младшей сестрой. Жизнь постепенно налаживалась, память о беде уходила в прошлое: малышка и в самом деле была очаровательна, и они полюбили ее всей душой. Все было хорошо: Сидни вызвал к себе главный продюсер «MGM» Джо Пастернак и предложил взяться за новый сценарий, адаптацию для кино шоу «Джамбо».

И это было еще не все: он все больше и больше подумывал о том, чтобы заняться телевидением. Ну и что из того, что в Голливуде смотрят на него сверху вниз? За телевидением будущее, а главное его достоинство в том, что телешоу или «мыльная опера» могут идти годами, принося создателям отличные деньги… Он писал сценарий, набрасывал проекты телевизионных шоу, а Элизабет Эйприл тем временем подрастала. Они покупали ей костюмчики, которые в свое время приглядели для Александры, представляли, как малышка подрастет и пойдет в школу, как они станут учить ее музыке.

Мэри была от сестры без ума и не отходила от ее колыбели, а полугодовалая Элизабет Эйприл улыбалась ей и тянула к ней руки. Все четверо были счастливы, и Сидни Шелдона от души обрадовал телефонный звонок доктора Уотсона, человека, подарившего ему прекрасную дочь.

Шелдон долго благодарил доктора, рассказывал о том, какой умненькой и милой оказалась его новая дочка, а Блейк Уотсон ничего не говорил — он молчал, пока монолог собеседника не подошел к концу.

Повисла неловкая пауза.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или