Полная версия сайта

Между двух миров

Данте подскочил к Элизабет и шепнул ей на ухо: — Мисс Сиддал, окажите честь бедному итальянскому художнику и станьте его Девой Марией.

Деверелл вошел неслышно, как привидение. Обернувшаяся на приветствие Элизабет несколько секунд не могла узнать старого друга — так сильно изменила его болезнь. Он похудел, под глазами залегли глубокие тени, копна каштановых волос потускнела. Элизабет не видела Деверелла с того самого дня, когда он приходил навестить ее после болезни.

Уолтер заговорил почти сразу, сбиваясь и не глядя на нее. Он знает, что умирает. Но перед смертью хочет сделать что-то для женщины, которую любит. Денег у него нет, картины продаются плохо, но есть доброе имя, и он готов предложить его мисс Сиддал. Ей больше не придется стыдиться своего двусмысленного положения (при этих словах щеки Лиззи вспыхнули), она станет миссис Деверелл. Он почти ничего не просит взамен, лишь право видеть ее хоть раз в неделю до своей смерти.

Он знает, что она любит Россетти, но…

— Милый, дорогой Уолтер! — Лиззи решительно остановила Деверелла. — Будь у него хоть сотая доля великодушия и чести, которая есть у вас!.. Не судите меня за отказ, но я не могу дать клятву тому, к кому отношусь как к доброму другу. Я люблю другого и, поверьте, сама порой жалею, что эта любовь так сильна. Иногда мне кажется, что она для меня смертельно опасна…

…Лиззи попыталась открыть глаза, но веки будто налились свинцом. Темнота поглощала ее. «Пусть так, пусть так…» — она слышала биение собственного сердца, которое становилось все медленнее и медленнее, пока окончательно не затихло. Элизабет Сиддал наконец обрела покой...

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или