Полная версия сайта

Между двух миров

Данте подскочил к Элизабет и шепнул ей на ухо: — Мисс Сиддал, окажите честь бедному итальянскому художнику и станьте его Девой Марией.

К тому же Милле увеличил мой гонорар, и Данте сможет спокойно работать.

«Данте, Данте, снова Данте!» — Деверелл почувствовал, как в душе закипает негодование. В ту же секунду он услышал, как хлопнула входная дверь и раздались голоса. Элизабет начала спешно приглаживать волосы и поправлять шаль. Заметив ее волнение, Уолтер резко поднялся:

— Мисс Сиддал, позвольте мне откланяться. Вижу, вы ждете посетителей, не хотелось бы мешать.

Элизабет рассеянно протянула ему руку. На лестнице Деверелл, как и рассчитывал, столкнулся с Данте.

— Уолтер, и ты здесь!

Что, ревность отступила перед лицом опасности, и ты решил навестить Сида? (Так Данте называл мисс Сиддал.)

Деверелл заслонил Россетти дорогу и прошептал:

— Выслушай меня. Выслушай внимательно. Эта девушка заслуживает большего, чем славы любовницы талантливого повесы. Ей нужны защита и твердое положение в обществе. Скажи прямо — ты обеспечишь ее доброе имя?

Данте натянуто улыбнулся:

— Что ты имеешь в виду?

— Ты сам прекрасно знаешь. Я имею в виду единственный шаг, который в этой ситуации обязан сделать джентльмен, если у него остался хоть грамм совести и чести.

Россетти давал Элизабет уроки живописи, порой они сидели бок о бок и творили вместе

Я говорю о женитьбе.

Данте усмехнулся, что еще больше разозлило Деверелла.

— Почему ты смеешься? Думаешь, Элизабет недостаточно хороша, чтобы носить фамилию Россетти? Или, может, не так умна, как твои сестры, которые только и знают, что критиковать ее, хоть и делают это в стихах!

— Хочешь правду? — Россетти смотрел в упор на Деверелла. — Ты ничего не знаешь про нас с Лиззи. Ничего! Ты просто жалкий отвергнутый поклонник, не знающий, на ком сорвать свою ревность! Она похожа на меня как две капли воды, потому что я ее создал! И ей не нужны прогулки до церкви, чтобы чувствовать себя защищенной!

С минуту они стояли друг против друга как разъяренные быки. Затем, взяв себя в руки, Уолтер спустился вниз и, бросив последний взгляд на товарища, тихо сказал:

— Женщина, Данте, в какой бы семье она ни родилась, нуждается в защите мужчины. А мисс Сиддал нуждается в ней вдвойне. Ведь кроме тебя у нее, в сущности, никого нет. Ты прав, вы похожи как две капли воды. Так не дай одной из капель испариться.

Данте, проводив его взглядом, зашел к Лиззи. Хрупкая девушка в красной шали уже протягивала к нему руки.

…Элизабет приподняла тяжелые веки. Почти пустой пузырек с лауданумом стоял прямо перед глазами. Вот оно — бесцветное пробуждение, когда одна за другой просыпаются обиды и опять наваливается тоска. Вдруг Элизабет показалось, что в комнате кроме нее есть кто-то еще.

Она повернула голову и увидела Данте. По пояс обнаженный, он стоял к ней спиной у стола и перебирал наброски. Затем подошел к шкафу, взял свежую рубашку и любимый бархатный пиджак. «Он надевает его лишь по особым случаям, — пронеслось в голове у Элизабет. — Он идет к ней». Лиззи накрыла волна боли и ревности.

— Куда ты?

Данте вздрогнул от неожиданности и медленно, как пойманный на месте преступления вор, обернулся.

— Я думал, ты спишь.

— Ты идешь к Джейн?

Предчувствуя скандал, Россетти вздохнул: — Если ты спрашиваешь, иду ли я к натурщице Джейн Берден, чтобы рисовать ее, то да, дорогая, ты абсолютно права.

Я, знаешь ли, художник и иногда рисую. И не жди меня, возможно, я еще загляну к родителям.

Сдерживая обуревавшие ее чувства, Элизабет медленно поднялась с кресла:

— Почему ты не берешь меня с собой к родителям?

Повязывая галстук, Данте пожал плечами:

— Вы же вроде не очень ладите...

— Нет, не поэтому. — Элизабет оперлась о стол, чувствуя подступающее головокружение. — Ты стыдишься меня, Данте. Я пятно на твоей биографии известного художника и профессорского сына.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или