Полная версия сайта

Римма Маркова: «Лёню я не уберегла»

«Голод входил в нашу жизнь своей бесцеремонной походкой. Я и заработать-то всю жизнь старалась, чтобы всех накормить».

А потом люди винят себя, как виню я. Это тяжелая ноша. «Пропустила!» — кричали мне стены больничного коридора. «Пропустила!» — это слово стучало в висках, висело в атмосфере и падало на голову, как кирпич. Доктор, который оперировал Леонида, сказал: «Мы только разрезали и зашили обратно. Там такие метастазы, что, как он еще жив, непонятно». Но такой уж удивительный человек мой брат. У него не прощупывался пульс, и показатели кровяного давления говорили о том, что жизнеспособность организма равна нулю, а Ленька все еще был жив! Его кололи наркотиками, только с их помощью он мог отдохнуть. Все остальное время была только страшная, жгущая все на своем пути боль. Леня мучился, но молчал.

Как он мужественно умирал! Мы знали, что время его заканчивается. Он лежал огромный, в белом халате и следил за моими перемещениями взглядом. А я воду святую принесла, нервничала, суетилась. «Лень, представляешь, совершенно случайно зашла в церковь…» — начала я и оглянулась на него. Он все понимал. Большой, как белый медведь. Наверное, в тот период я впервые в жизни по-настоящему зауважала его мужское начало. Леня уходил как мужик — спокойно и с достоинством. Я знала мужчин успешных, ярких, но перед лицом смерти их собственное лицо менялось, на нем будто было написано: «Почему вы все будете жить, а я нет?» Леня же все понял и принял. И ушел... Такая вот получилась история про то, как я его всю жизнь берегла, да не уберегла…

Записала Елена Михайлина

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или