Полная версия сайта

Фритьоф Нансен: белое безмолвие

Мужчины уходят... Бывает, что они не возвращаются, и женщине остаются письма, фотографии и воспоминания.

Кто, как не Нансен, был самым достойным представителем интересов Норвегии в мире? Никаких сомнений – послом должен был стать именно он

Погладив заходившегося кашлем мальчика по голове, доктор вышел из комнаты, и они с Евой спустились в ее кабинет, там он уселся за стол и принялся выписывать рецепты. Новости оказались скверными — простуда, как видно, перешла в бронхит и в итоге обернулась воспалением легких. Ребенку нужны покой, теплое подкисленное питье, аспирин, отхаркивающая микстура, горчичники. Доктор не велел пускать к Коре домашних, хмуро откланялся и, ссутулившись, побрел к своему странному экипажу: старый врач был своим человеком в доме Нансенов, и ему было стыдно из-за того, что проглядел такую опасную болезнь. А Ева принялась хлопотать: готовила горячий лимонад, варила куриный бульон — у нее сразу появилось так много дел, что страх почти исчез.

Вечером она написала мужу, что Коре простудился, но пока что опасности нет. К чему тревожить Фритьофа? У него и так много проблем. Когда он вернется домой, все уже будет в порядке.

Нансен получил ее письмо перед визитом к министру иностранных дел Великобритании, быстро его прочел, покачал головой и спрятал в бюро. Ох уж эти женщины, вечно они тревожатся из-за всякого вздора: Коре — крепкий парень, никакая простуда его не возьмет! В его годы сам Фритьоф проводил все свободное время на улице. Зимой пытался одолеть заледеневший склон рядом с родительской усадьбой, но лыжи были старыми, разной длины, разогнаться на них не удавалось, и он то и дело летел в сугроб. Дело кончилось тем, что ему наложили несколько швов. Летом Фритьоф бродил по всей округе с удочками, забираясь так далеко, что мать с отцом сходили с ума от тревоги.

Отец, как и положено законнику-адвокату, не любил, когда нарушали раз и навсегда установленные правила. Выходки сына тревожили Бальдура Нансена. Зато его мать, госпожа Аделаида Йоханна Текла Исидора, урожденная баронесса Форнебу, относилась к ним с большим пониманием — в ее роду немало отчаянных удальцов. Среди них были и лихой ландскнехт, отличившийся во время Тридцатилетней войны — полковник Веделен по прозвищу Сорвиголова, и шведский наместник Норвегии граф Херман Ведель-Ярлсберг. За Нансена госпожа Аделаида вышла вторым браком — в ранней молодости она сбежала из отцовской усадьбы с сыном пекаря и жила с ним в любви и согласии. Когда тот скончался, оставив ее вдовой с пятерыми детьми на руках, госпожа Аделаида стала женой положительного юриста Нансена.

В глубине души она относилась к нему с ласковым презрением — второй муж ничего не взял от своего знаменитого предка, полярника-первооткрывателя Ханса Нансена, отчаянного храбреца, ставшего копенгагенским бургомистром и защищавшего город от шведов, а потом едва не устроившего мятеж.

Нансен подумал о том, что, будь он дома, простуду Коре как рукой бы сняло — они отправились бы вместе на осеннюю рыбалку, как следует наголодались, промерзли и вернулись домой счастливыми и здоровыми. Фритьоф еще раз вздохнул и отправился в гардеробную облачаться в парадный дипломатический мундир: расшитый золотом сюртук, короткие панталоны с чулками, блестящие башмаки и наполеоновскую треуголку.

Он жил скромно, камердинера не держал и одевался сам; в посольстве к этому относились как к очередному чудачеству великого человека. Нансен с отвращением втиснул себя в жесткие, негнущиеся от шитья посольские доспехи и направился вниз, к ждавшей его карете — ему предстоял тяжелый день.

Его слава сослужила Норвегии хорошую службу. Когда непокорная провинция собралась отделиться от Швеции, страсти накалились и его земляки ждали вторжения, он сумел привлечь на их сторону весь мир. В Англии Нансена хорошо знали и относились к нему с большим уважением, лучшей кандидатуры на роль посла было не найти. Сейчас его ждал долгий и непростой разговор о новом торговом договоре, потом он заедет в посольство переодеться и отправится в клуб Королевского географического общества обедать с влиятельными людьми, поддержавшими Норвегию во время недавних событий, грозивших обернуться кровопролитием.

Ему надо быть собранным, внимательным, остроумным и очень обаятельным, и он выбросил из головы то, о чем написала Ева: простуда Коре пройдет, дети все время чем-то болеют… Нансен ехал в карете, представляя, что ему может сказать премьер-министр, и загодя обдумывая ответы, а в «Пульхёгде» Ева сидела возле метавшегося в жару Коре. Мальчик отчаянно кашлял, а она то и дело наклонялась к нему, чтобы промокнуть носовым платком мокрый лоб. Марлевую повязку, которую ей посоветовал носить доктор Йенсен, Ева не надевала.

Встреча с министром прошла отлично, он пообещал норвежскому послу почти все, что тот просил для Норвегии. В клуб Королевского географического общества Нансен ехал довольным, вспоминая детали недавней беседы.

Вот что значит правильно выбрать короля! Жена датского принца Карла, ставшего королем Норвегии Хоконом VII, была дочерью короля Великобритании Эдуарда VII — теперь англичане не дадут в обиду его страну. Король Хокон и королева Мод — очень милая пара; они часто бывали в гостях у них в «Пульхёгде», им нравятся Ева и его ребята… Старейшина клуба, адмирал Мак Клинтон, встретил его у порога и проводил в большую, заставленную старинной дубовой мебелью столовую. При виде Нансена гости встали, раздались аплодисменты.

Много лет назад он делал доклад в Королевском географическом обществе — речь шла о задуманном им путешествии к Северному полюсу. Тогда он говорил, что надо довериться морским течениям, и те сами понесут к цели вмерзший в лед корабль.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или