Полная версия сайта

Фритьоф Нансен: белое безмолвие

Мужчины уходят... Бывает, что они не возвращаются, и женщине остаются письма, фотографии и воспоминания.

Мысль о том, что он проводит с детьми слишком мало времени, не давала Нансену покоя. С дочерьми Лив и Ирмелин, а также сыновьями Оддом, Осмундом и Коре

Судно должно быть очень крепким и особой формы — напоминать разрезанный пополам кокосовый орех, тогда лед не раздавит его, а станет выталкивать наружу… Но слушатели, известные в науке люди, полярные исследователи, путешественники, немолодые, увешанные орденами адмиралы, раскритиковали выступление Нансена в пух и прах.

«…Лед не станет выталкивать корабль на поверхность, ведь он составит с ним единое целое…»

«…Давления торосов не выдержат даже самые крепкие шпангоуты…»

«…Вы поведете людей навстречу верной гибели. Если вам не жалко себя, то пожалейте других…»

«…Остановитесь, пока не поздно!» Но он не остановился и теперь пришел сюда как победитель — чтобы принять почетную медаль и в сотый раз рассказать о полярной экспедиции на корабле «Фрам».

Ужин был долгим, один за другим следовали тосты: за уважаемого гостя, за Норвегию и его собственный — за клуб и Его величество короля Великобритании.

Затем посыпались вопросы, и Нансен старался отвечать на них как можно подробнее: деньги на экспедицию, огромную сумму — 280 тысяч крон — дала Норвегия, оставшиеся собрали по подписке, а он отдал на экспедицию все свои сбережения .

«Фрам», шедевр знаменитого кораблестроителя Колина Арчера, имел многократный запас прочности, обитые железом шпангоуты, дубовый форштевень толщиной в метр с четвертью, а между слоями обшивки для тепла и водонепроницаемости проложили кожу.

Корабль получился ходким и вертелся между льдин, как клецка на тарелке, а в его кладовых было все, что может пригодиться в путешествии длиной в несколько лет.

Его люди в пути ели до отвала: на завтрак были яйца, ветчина, бекон, язык по-чикагски, обед состоял из нескольких блюд, и у доктора совсем не было работы. Льды давили на судно изо всех сил, но оно не поддавалось: «Фрам» трещал, несколько раз они были сильно напуганы, но все кончилось хорошо. А потом Нансен решил взять с собой надежного спутника и пуститься на собачьих упряжках к Северному полюсу — в дороге им пришлось несладко, но тот, кто верит в свою цель, выдержит любые испытания… Нансен говорил убедительно и гладко, складывая свою речь из обкатанных в многочисленных выступлениях фраз.

Передать то, что ему и Ялмару Йохансену довелось испытать в пути к полюсу, он не рассчитывал — это было невозможно. Как рассказать о жизни на пределе сил, о том, как оборачиваешься на крик друга «Поторопись!» и видишь, что его подмял под себя огромный белый медведь? Как передать ощущение поглощающего тебя бескрайнего безжизненного пространства, острую жалость к падающим от изнеможения ездовым собакам, которых придется убить и съесть, ужас при виде отвязавшегося и уплывающего по течению каяка с одеждой и всеми припасами? Он не мог говорить о том, как в одном шерстяном белье бросился в обжигающую ледяную воду и, лавируя среди льдин, плыл за каяком, а потом, дрожа от холода, греб к кромке берегового льда, — это было бы нескромно.

Небольшой рассказ о трудностях, несколько шуток и под занавес рассказ о том, как в конце пути, у моря, он встретился с экспедицией англичанина Джексона, — это должно согреть сердца британцев. С Джексоном они были знакомы и раньше, но тот поначалу не признал его в заросшем волосами и бородой, покрытом коростой грязи дикаре. Разговор тем не менее получился весьма церемонным:

— Здравствуйте!

—Здравствуйте!

— Я чертовски рад вас видеть!

— Благодарю, я тоже. Вы здесь с кораблем?

— Нет, мой корабль дальше… Да уж не Нансен ли вы?!

Их отвели в сложенную из горбыля хижину, показавшуюся Нансену дворцом, и дали горячей воды и мыла.

Да благословит господь того, кто его изобрел, — это воистину волшебная вещь!

Потом было возвращение домой — они отплыли из залива Пипервик 24 июля 1893 года, а вернулись в Норвегию в августе 1896-го, в точном соответствии с его расчетами. Нансену удалось опередить экспедицию, и он волновался за судьбу корабля, но 20 августа в гавань вошел «Фрам». На нем вернулись все одиннадцать человек, отправившихся с ним в путешествие, и никто из них не был болен.

Один из слушателей спросил, как сложилась судьба его храброго спутника, Ялмара Йохансена, и Нансен ответил, что у того все хорошо.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или