Полная версия сайта

Галина Евдокимова: «Мой Миша... он не только мой»

«Миша, вернись сюда, пожалуйста... Я так устала без тебя! Ты слышишь?»

Такие смешные мы были. Но такие искренние...

«Галочка, любимая, все время думаю о тебе... Никогда, слышишь, никогда тебе не изменю. Никто мне кроме тебя не нужен...»

Я отвечала: «И я никогда. Никто мне кроме тебя не нужен...»

И, знаете, ни секунды никогда не сомневалась, что Миша говорит правду. Даже несмотря на то, что потом, как показала жизнь, слова с реальностью разошлись, уверена — он не думал, что так получится. Споткнулся, и покатилось все, как снежный ком с горки...

...Вернувшись из армии, Миша пошел учиться, я тоже студенткой была.

А какие деньги у студентов? Кот наплакал. Правда, я шла на диплом с отличием и получала повышенную стипендию, так что каждый месяц по десять рублей с нее откладывала.

Мы оба упорно копили на билет: Миша — чтобы ко мне приехать, а я — к нему. Даже донором стала. Утром поднималась чуть свет и быстрее в поликлинику. Там кровь забирали, кормили, выплачивали вознаграждение, и я, счастливая, оттого что в моей копилке еще немного прибавится, бежала на учебу. Но силы все-таки не рассчитала: один раз кровь сдала, другой, а потом голова кружиться от слабости начала... Еще на «скорую помощь» устроилась работать. Дежурила по ночам. А за ночные смены мне отгулы давали. Я их копила на случай, если удастся к Мише поехать.

— А родители вас к Мише отпускали? Вы ведь не расписаны были...

— Когда он позвал меня в Верх-Обское знакомиться с родственниками, мои мама и папа были категорически против. Особенно папа: «В каком таком качестве ты туда поедешь?» Нет, и все! Я уже думала, что поездка не состоится, но тут мама говорит: «Иди с бабушкой посоветуйся». Таисия Даниловна, папина мама, в семье считалась безусловным авторитетом. И вот я пришла к ней. Она спрашивает: «Так что, любишь его?» — «Люблю». — «Ну что делать. Тогда езжай...»

С бабушкиного благословения к Мише и уехала.

К слову, на деньги Таисии Даниловны — пятьсот рублей, как-то у нее так получалось, на всех детей и внуков откладывать — мы с Мишей и свадьбу устроили.

...Я съездила на Алтай, познакомилась со всей Мишиной родней, у него семья большая — шесть братьев и сестер, мама, папа...

Миша ведь не по прихоти своей в Москву собрался. У него талант был. Я
это видела, потому и отпустила. На фото: выступление на «Голубом
огоньке »

Анна Петровна с Сергеем Васильевичем всю жизнь вместе — и в радости, и в горе... Испытаний на их долю немало выпало. Двое детей маленькими умерли, работать приходилось много и тяжело — Анна Петровна изо дня в день на шахте, отец сварщиком был. Но они не жаловались, все невзгоды стойко переносили. И Мишей всегда очень гордились. Как и все Верх-Обское. Люди так и говорили: «Наш Миша...»

Я, конечно, страшно переживала, как меня примут Мишины родители. Зашла в дом и хорошо помню: даже ладошки вспотели. Но волновалась, как выяснилось, зря. Анна Петровна сказала: «Раз Миша тебя любит, значит, и нам хорошо».

...После моего возвращения с Алтая сильно заболел мой папа.

Он всегда был таким крепким, ни на что не жаловался, а сгорел моментально. Мы с мамой и сестрой до конца не могли поверить, что он уходит. Все думали, что справится.

Но не справился...

Я отправила Мише телеграмму: «Папа умер». Он тут же примчался. Мне тогда было так плохо, что если бы не Миша, не знаю, как вообще выжила бы. Это он вытащил меня из моего горя. Просто все время был рядом, говорил что-то, и будто его сила ко мне перетекала.

На поминках Миша всем объявил, что мы решили пожениться. Я расплакалась. Так было жалко, что нет папы, он бы за нас порадовался...

Потом мой жених снова уехал. А я бегала по Нижнему Тагилу: искала фату, платье, узнавала, где к столу что-то можно купить. Помню, раздобыла по большому блату груши... Какое же это было невероятное счастье! Грушевый аромат витал в нашем доме всю свадьбу...

А вскоре я забеременела. И мы с Мишей стали ждать нашу дочку. Правда, пришлось снова расстаться — муж учился в Новосибирске в институте торговли, с общежитием не получилось, приходилось снимать угол. Мне в пложении определенно лучше было оставаться дома.

Но когда родилась Анечка, произошло это в День Победы, 9 мая, Миша перевелся на заочное и устроился на работу. Сначала в обувном магазине коробки разгружал, потом был администратором в кафе, в конце концов его кто-то устроил в столовую заместителем директора.

Мы тогда сняли квартиру и зажили все вместе.

Мебели в квартире почти не было.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или