Полная версия сайта

Светлана Дружинина. Свой путь

Жигунов начинает грозно: «Если вы не вернете Шевелькова, мы тоже уйдем». — «Димочка, и ты с ними?

Светлана Дружинина

Жигунов начинает грозно: «Если вы не вернете Шевелькова, мы тоже уйдем». — «Димочка, и ты с ними? Вспомни, как они давили тебя...» Харатьян промолчал. Предал. И такая тут злость забрала! Я вдруг вспомнила Тараса Бульбу: «Во-о-он!!! Я вас всех породила, я вас всех и поубиваю!»

— На шестой день съемок фильма «Гардемарины, вперед!» я, упав с лошади, сломала ногу. Передвигалась на костылях, поэтому в правой руке, которую повредила еще во время учебы в хореографическом училище, начались жуткие судороги. Но остановить работу было невозможно! Прямо на съемочной площадке мне кололи обезболивающее в ягодицу через брюки, в итоге началось заражение, называемое красивым словом «инфильтрат». Соавтор сценария Нина Соротокина каждый вечер разводила в тазу с теплой водой марганцовку и усаживала меня в розовое озерко, чтобы рана хоть как-то затянулась. Поутру гардемарины опять мчались вперед туда, куда указывал мой костыль, а иногда я запускала этим оружием в нерадивых работников и артистов...

И вдруг актер, вступивший со мной в конфликт, стал распускать сплетни, что Дружинина проявляет к нему отнюдь не творческий интерес. Прекратили мы это с мужем очень быстро: «Если пятидесятилетняя баба на костылях, с полупарализованной рукой и свищом в заднице думает о том, как уложить в койку молодого жеребца, — честь и хвала такой женщине!» Крыть жеребцу было нечем, и всякий раз, когда появлялись подобные россказни о нас, мы искренне умилялись, выпивали по рюмашке и были счастливы.

Меня справедливо считают сильной женщиной. Жизнь закалила. Я не привыкла сдаваться, научилась отражать удары судьбы, которых было немало.

О том, что мой дед Иоанн по отцовской линии — священник, узнала только в семнадцать лет. Мама Анна Даниловна, казачка из города Шахты, долго это скрывала, боялась, что проболтаюсь, сломаю свою карьеру. Сама она окончила рабфак, получив профессию учителя. В село, где дед был настоятелем церкви, явилась во время второй волны раскулачивания в компании таких же, как сама, веровавших не в бога, а в победу коммунизма ребят. Но они встретили решительный отпор местных и даже были поколочены. Дед, укрывший комсомольцев у себя, по сути спас их. Ему помогал сын Сергей, так мама познакомилась с будущим мужем и его семьей. Они вскоре поженились. Родилась я в декабре 1935 года.

Мама работала в Народном комиссариате земледелия. Будучи очень талантливым человеком, убедительно отредактировала биографию моего отца, что помогло устроить его на шоферские курсы в том же ведомстве. Жили мы в домах от Наркомзема возле Минаевского рынка — родителям выделили шестнадцатиметровую комнатушку в коммуналке, что было счастьем!

До сих пор, проезжая по дороге моего детства — Сущевскому Валу, вижу многоэтажный зеленый американский гараж, как его тогда все называли, вспоминаю папу и поражаюсь его жертвенности! Водитель первого класса в комиссариате, он получил бронь, но отдал ее болящему младшему брату Борису, а сам ушел воевать танкистом и пропал без вести под великим Смоленском... Поэтому я всегда принимаю приглашения на кинофестиваль, который проходит там, и заказываю панихиду в храме, что возвышается над городом. Светлая память всем погибшим, защитившим меня от смерти!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или