Полная версия сайта

Варвара Владимирова: «Я боялась быть лишь дочерью Алисы Фрейндлих»

Откровенный рассказ дочери Алисы Фрейндлих и Игоря Владимирова о своих знаменитых родителях.

Со мной все мои бабушки (слева направо): Ольга Константиновна — мама моего отца, Ксения Федоровна — мамина мама, Дагмара Артуровна (сестра дедушки Бруно) и Татьяна Константиновна — папина тетя

Я смотрела на Ваню влюбленными глазами — он был большим, высоким, красивым. Таким же, как папа. Помню, как его забирали в армию. Брат пришел в военкомат, а тот закрыт. Тогда папа лично на «Волге» повез сдавать сына. Он считал, что служба благотворно повлияет на него. Поздно ночью нашел квартиру майора, вытащил, бедного, из постели и, тряся перед его носом повесткой, потребовал немедленно принять новобранца в ряды Вооруженных сил. Однажды Ваня прислал мне из Средней Азии, где служил, свою фотографию — в военной форме и с автоматом. Ее можно было показать любому обидчику, мол, приедет — места мокрого от тебя не останется. Я им гордилась, перед всеми подружками хвасталась, какой у меня старший брат. Даже замуж за Ваню собиралась.

У нас с братом было очень похожее детство: мои родители и Зинаида Шарко с мужем Сергеем Юрским сутками пропадали в своих театрах, часто ездили на гастроли. Однажды Ваню за какую-то провинность разбирали на собрании в БДТ, где он после демобилизации работал монтировщиком. Валентина Ковель встала и произнесла в его защиту пламенную речь: «Товарищи, все мы знаем, что в детстве у Вани Шарко не было... детства!» И вопрос был снят с повестки дня.

В два годика меня отдали в детский сад, потому что мама очень переживала за бабушку и боялась, что она со мной надорвется. А Ксения Федоровна рыдала, просила не отнимать у нее внучку — и ей пообещали, что я там буду только по полдня. Она специально для садика сшила мне фартучек с большим карманом спереди. В этом кармашке я носила домой... винегрет. Терпеть его не могла и незаметно смахивала с тарелки прямо в фартук. Детсадовская няня хвалила меня: «Варя, какая ты молодец! Дети, смотрите, как надо быстро есть». Но я ходила туда с удовольствием и даже просилась остаться на ночь.

Мама, словно предчувствуя беду, не зря беспокоилась за бабушку. И хотя мне было всего три года, тот трагический день я запомнила на всю жизнь... Родители, как всегда, ушли на репетицию. Мы сидим за столом на кухне, бабушка кормит меня и вдруг падает со стула на пол. У нее случился инсульт. Если бы кто-то мог вызвать скорую, она, может, еще пожила бы. Но дома никого не было. Бабушка лежала без сознания, я стала плакать, будить ее, принесла игрушки. Мне казалось: она откроет глаза и мы снова будем играть. Как назло, в этот день маму задержали в театре на репетиции. Когда она вошла в квартиру, ее удивила тишина. На кухне она увидела лежащую на полу бабушку, обложенную игрушками, а на ней спала я. Маме показалось, что мы обе умерли. А я просто так наплакалась, что, обессилев, заснула. В ту ночь бабушку увезли в больницу, а через неделю, накануне моего дня рождения двенадцатого марта, она умерла, не приходя в сознание. Ей было всего пятьдесят девять лет...

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или