Полная версия сайта

Отец Егора Бероева: «Я не могу уйти из этого мира, оставшись виноватым в глазах сына»

«Помощи мне от сына не нужно. Хочу одного — чтобы Егор знал: я его люблю и горжусь им», — рассказывает Вадим Михеенко.

Егор с женой Ксенией и дочкой Дуней (она рядом с Михаилом Ефремовым) с подопечными детского благотворительного фонда «Я есть!»

Слава богу, благодаря жене Ольге и врачам я и в этот раз удержался на краю. Пока был прикован к постели, вздрагивал от каждого звонка: «А вдруг это Егор?» Нет, я не боялся разговора с ним, а ждал его. Хотел успеть рассказать правду о расставании с Лялей и как пытался присутствовать в жизни сына. Что это не я его бросил, а меня вышвырнули. Он не позвонил. Тогда я написал Егору большое сообщение на страничке в «Фейсбуке». И опять — молчание. Может быть, Егор его по каким-то причинам не прочитал? Я не могу уйти из этого мира, оставшись виноватым в глазах сына. Если Егор не захотел прочесть то, что я написал, может быть, прочтет внучка? Она уже не будет такой зашоренной — как всякий человек, существующий в ситуации умалчивания. Пусть над ней не висит «страшное семейное предание» о таинственном и плохом деде, который бросил ее папу еще в младенчестве.

С правдой — всегда проще.

Сейчас я счастлив тем, что живу на свете. Что всегда оставался в ладу со своей совестью, никогда не был холуем и не пасовал перед подонками. Несмотря на то, что за это мне пришлось два года провести на зоне. Пара «мажоров» приставали на улице к девушке. Я вступился. Завязалась драка. Поскольку на той стороне было численное преимущество, мне досталось больше. Но судили не их, а меня. Я был так наивен, что верил: следователь разберется и правда восторжествует. Однако нашлись свидетели, которые утверждали, что драка спровоцирована мной, что это я ни с того ни с сего набросился на прохожих и стал их «зверски избивать».

Среди авторов лживых показаний были люди, которых я знал и даже считал приятелями. Когда читал материалы дела и увидел фамилии «очевидцев», мне стало плохо. Вызвали «скорую». Милиционерша визжала: «Он притворяется! Для него разыграть сердечный приступ ничего не стоит! Он артист!»

Вскоре после освобождения я встретил на улице одного из свидетелей. Он страшно смутился, пряча глаза, начал бормотать, что его заставили. А потом вдруг пригласил на свой концерт. Я ответил, что знать его не знаю и вижу первый раз. Могу себе позволить не общаться с типами, которых не уважаю. У меня в друзьях только те люди, которые мне интересны и которым интересно со мной. На равных общаюсь и с местными бомжами, и с университетскими профессорами, и с большими бизнесменами.

Много лет за плечами, но, как я писал в одном из своих стихотворений: «Мы только смотримся как йети (лохматы, стары и небриты), но жизнь, я верю, не допита, пока в душе мы те же дети...»

Оглядываясь назад, я думаю, что моя судьба, несмотря ни на что, была счастливой. Ведь в ней был театр танца и пантомимы «Терра мобиле», который я организовал со своими учениками. Мы выступали на родине и почти во всех странах Европы. Принимали участие в фестивалях, всевозможных форумах. Если заканчивались деньги, могли сыграть прямо на городской площади. И никто не считал это зазорным. В людях, которые заняты настоящим творчеством, пафос отсутствует. Поставив театр на ноги, я стал параллельно преподавать актерское мастерство — сначала в Питере, затем в Англии, Франции, Швеции. В Италии меня по сей день называют «легендой школы».

Я счастлив тем, что живу на свете. Что всегда оставался в ладу со своей совестью, никогда не был холуем и не пасовал перед подонками

Примерно год назад «Терра мобиле» прекратил свое существование. Театр, особенно площадной, не имеющий постоянной прописки, — живое существо. Видимо, пришло его время. Но я счастлив, что он был в моей судьбе. Многие актеры, играющие в театрах Европы, называют меня своим учителем. И я продолжаюсь в них — талантливых, умных, благодарных.

А разве не счастье видеть на экране сына? Радуюсь его таланту и упорству. Последним своим качеством Егор точно обязан деду — моему отцу. Не будь у сына упорства, разве смог бы он научиться так кататься на коньках и стать звездой шоу «Ледниковый период»? От меня у Егора — способности к живописи, поэзии и увлечение бодибилдингом. Очень надеюсь, что когда-нибудь он увидит мои картины, прочтет то, что я написал.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или