Полная версия сайта

Тина Канделаки. Мое время

«Андрей всегда знал, что я смогу вырастить детей одна. Хотя это неправильно. Не отпускайте своих мужей...»

Угадайте с трех раз: какой из них был немедленно растиражирован на сайтах и стал предметом горячего обсуждения в социальных сетях? Правильно, второй. Да еще и с добавлением заголовков: «Канделаки отдыхает на яхте, аренда которой стоит четыреста пятьдесят тысяч евро в неделю!» Расстраивает то, что журналистика у нас тихо умирает. Никто не интересуется фактами, всем достаточно мнений. Я бы и рада отдохнуть на яхте за четыреста пятьдесят тысяч и ничего плохого в этом не вижу, тем более если сама на это заработаю. Но почему бы для начала, прежде чем писать, не проверить, где и на чем я отдыхаю? Как пиарщик я сама инициирую такие поводы, как профессионалу мне бесконечно жаль, что мы перепутали профессию журналиста со способностью скопировать новость из чужих блогов и сетей.

Друзья, отдыхавшие вместе со мной, возмущались:

— У журналистов, которые берут информацию из твоего блога, глаз, что ли, нет?

Какое ню, когда ты в купальнике? А информация о полумиллионе евро за аренду откуда? Под твоим снимком проплывавшей мимо яхты русским языком написано, что удоволь ствие отдохнуть на ЭТОМ судне стоит четыреста пятьдесят тысяч!

Отмахивалась:

— Успокойтесь, ребята! Давно пора привыкнуть к тому, как работают многие журналисты в нашей стране. Никто ничего не проверяет, а просто копируют появившееся на каком-нибудь сайте сообщение. Тот, кто первым заглянул в мой блог и написал заметку, ошибочно (или, скорее всего, намеренно) соединил информацию о моем отдыхе на яхте со стоимостью чужой, а остальные, не удосужившись заглянуть в первоисточник, эту «информацию» повторили.

Ксения страстная. Когда говорит, искренне верит в свои слова. И ты ей веришь. Неважно, что она потом забудет о том, что говорила

То же самое и с фотографиями.

Сообщений об открытом мной счете помощи жителям пострадавшего от наводнения Крымска было даже не на порядок, а на два порядка меньше. И это досадно. Не потому что хотелось, чтобы меня хвалили за то, что моя команда организовала системную помощь пострадавшим в Крымске и продолжает это делать по сей день. А потому что большая часть общества не хочет идти вглубь. Поругали власть, которая в Крымске очень плохо организовала помощь пострадавшим, пописали об этом в Twitter и Facebook, а теперь давайте сами что-то предложим, сделаем и, главное, доведем до конца.

Такое развитие событий, увы, мало кому интересно.

На Западе принято: заработал копейку — помоги тем, кто еще не заработал. Протестантская этика очень доходчиво объясняет, как вести себя человеку, зарабатывающему деньги. Как получать удовольствие самому и уметь делиться с другими. Это норма. Я тоже стараюсь ее придерживаться. Имея бизнес, будучи в нем успешной, считаю себя обязанной обществу, стране, которые дали возможность сделать такую карьеру. И если что-то происходит, долго не рассуждаю, а помогаю чем могу. Об этой инициативе могло бы узнать большее число людей — и тогда наша помощь была бы еще существеннее.

Впрочем, сегодня главный вопрос даже не деньги. Ничего еще, по сути, в Крымске не сделано, а журналисты уже сворачиваются, уезжают.

А зачем, в самом деле, оставаться? Информационные поводы отработаны — можно и чемоданы паковать! А то, что дети из летних лагерей вернулись, а им жить негде, что из колодцев воду брать нельзя, а их никто не чистит, что самая большая из квартир, предоставляемых вместо разрушенных домов, имеет площадь девяносто метров, а в некоторых семьях по пятнадцать человек и расселять их никто не собирается — это как? Что люди, отчаявшись получить обещанную помощь в восстановлении жилья, уже не ждут бригад профессионалов, а просят выдать «хотя бы стройматериалы», что женщины с детьми стоят в огромных очередях, чтобы получить справку о справке, и падают в обморок от тепловых ударов — это нормально? Где журналисты? Почему они обо всем этом не кричат?

Почему не проводят расследования, куда деваются деньги, которыми пострадавший район просто завалили? Почему так неэффективно эти средства используются? Я-то буду финансировать работу откомандированных юристов до тех пор, пока в Крымске не останется хотя бы один нуждающийся в их помощи. Построю обещанную детскую площадку. Но разве этого достаточно? Где гарантия того, что при следующем наводнении потерь не будет больше?

Поэтому меня не трогают комментарии «умников» из блогов о «пиаре на крови» и о том, что, отдав пострадавшим «жалкие» полмиллиона рублей, за проведенную на яхте неделю Канделаки выложила «в сорок раз больше». Я использую любую имеющуюся у меня возможность, чтобы донести до людей свою позицию и хотя бы попробовать изменить что-то в лучшую сторону. Поэтому не фокусируюсь на неконструктивной критике, не трачу время на возгласы «О боже, почему они так про меня подумали?!», а просто иду дальше.

Я не лезу в политику, не хочу попасть во власть.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или